Кумтор – разменная карта в политике Кыргызстана, или Соглашение под давлением

0
6270

Обсуждение ситуации вокруг национализации Кумтора, кажется, начинает уже беспокоить общественность. Становится очевидно, что с кондачка, как обещали нынешние власти, она не разрешится. На встрече в Женеве правительства КР и Центерры Голд была озвучена, со слов премьера Акылбека Жапарова, возможность обменять акции Кыргызстана на рудник Кумтор. Это означает, что Кыргызстан отказывается от участия в успешной публичной компании на западе общей стоимостью свыше милларда долларов.  Подписывает мировое соглашение, отпустив канадскую компанию с «экологического крючка» и угроз крупных финансовых выплат. Таким образом, Кыргызстан получает очень сложный актив, который все равно будет невозможно самостоятельно осваивать без новых финансовых инвестиций. Да и у Центерры вряд ли наступит спокойное будущее. Наш анализ показывает, что это вряд ли поставит точку в споре.

Свидетельством тому стали и последние преперательства «Центерры Голд» с премьером Акылбеком Жапаровым и ответ президента Садыра Жапарова на выступление лидера партии «Ата-Мекен» на теледебатах по этому вопросу.

Президент Садыр Жапаров был крайне раздражен и резок в отношении Омурбека Текебаева на грани оскорбления, чем проявил себя, что не все идет так, как ему хотелось бы.

Во время дебатов представителей партий, участвующих в выборах в Жогорку Кенеш, Текебаева спросили, почему в 2012 году, когда Садыр Жапаров поднимал вопрос о приватизации Кумтора, фракция «Ата-Мекен» его не поддержала.

Лидер «Ата Мекена» объяснил, что многие думают, что если бы предложение Садыра Жапарова в 2012 году о приватизации Кумтора поддержали, то предприятие перешло бы Кыргызстану, но это ошибочное представление.

Он также сказал, что Кумтор еще не вернули народу, как кричат на всех углах. «Я хочу сказать, что мы ни одной акции «Центерры Голд» не получили, а для этого должны быть на руках документы, подтверждающие это, которых у нас нет. Мы просто захватили рудник», — заявил Омурбек Текебаев. Он добавил, что партия вносила два проекта в Жогорку Кенеш по приватизации Кумтора в законном русле со всеми правовыми механизмами, но этот проект на месте уже год, хотя Жапаров тоже год у власти.

«Мы знаем позицию Жапарова. Это только «манкуртизация», а других путей решения, то есть законных, на международной арене нет, и не знают», — заключил Омурбек Текебаев.

Садыр Жапаров на все это заявил, что Текебаев просто уже либо выжил из ума, либо просто завидует. «По Кумтору нет никаких спорных моментов, 100% перешло государству. Точка поставлена. Это признала и та сторона (Центерра Голд – прим.ред.). Сейчас ведется расследование уголовного дела, ряд коррупционеров задержаны. С той стороны тоже есть люди, которых надо привлечь к ответственности. Требуется немного времени. Как только завершится все, итоги озвучим», — сказал президент Жапаров. — «Неужели этого нельзя было сделать в 2012 году? За это время 8 млрд долларов остались бы у нас, а они вывезены из страны».

Президент Садыр Жапаров продолжает выдавать желаемое за действительное.

Буквально неделей раньше Центерра Голд распространила пресс-релиз, в котором говорится, что «Kumtor Gold Company продолжает быть дочерней компанией, полностью принадлежащей Centerra Gold Inc.» и они будут продолжать предпринимать все юридические шаги, чтобы привлечь правительство Кыргызстана к ответственности за незаконный захват рудника Кумтор». Что касается информации о том, что рудник сняли с баланса Центерры Голд, то это было сделано по запросу комиссии по ценным бумагам города Онтарио. В связи с этим, компания подала в канадскую систему электронного анализа и поиска документов (SEDAR) отчет об изменениях в своей работе, заявив о «захвате» месторождения. И была обязана аннулировать результаты своей работы на месторождении Кумтор за второй квартал 2021 года и признать убыток в размере 926,4 млн долларов. На что глава правительства Акылбек Жапаров 20 ноября поспешил заявить, что Центерра Голд приняла решение о признании того, что ей больше не принадлежит рудник Кумтор.

Ранее в октябре месяце, неожиданно, делегация, представляющая странный состав, куда помимо Акылбека Жапарова, Тенгиза Болтурука, вошли и глава ГКНБ, Генпрокурор КР, отправились на переговоры с руководством Центерра Голд в Женеву.

По возвращении из Женевы,  Акылбек Жапаров заявил, что канадская компания готова оставить Кыргызстану золоторудное месторождение Кумтор, но просит Бишкек отказаться от своей доли в Центерре Голд, которая составляет около 26%.

Одна информация противоречит другой

Никто еще не отозвал своих судебных исков, слушания продолжаются. Как известно, после отчета госкомиссии по проверке деятельности Кумтор Голд Компани на Кумторе было введено внешнее управление. Государственная комиссия также заявила тогда, что канадская компания должна выплатить Кыргызстану 4 миллиарда 252 миллиона долларов по налогам и экологическому ущербу. До этого в Октябрьский районный суд Бишкека за нарушение экологических норм был подан иск от гражданских лиц на сумму 261 миллиард 719 миллионов сомов.

Центерра Голд в свою очередь отвергла обвинения и подала несколько исков против правительства КР в международные суды, запретила «Кыргызалтыну» операции со своими акциями и подала в суд на Тенгиза Болтурука.

Госкомитет национальной безопасности возбудил уголовные дела по статье «Коррупция» и задержал ряд действующих и бывших высокопоставленных чиновников.

Предпринимаемая попытка договориться, кажется, пока не имеет успеха.

К истории вопроса

Идея разработки Кумтора пришла в 1992 году, и тогда же правительство КР и корпорация «Камеко» подписали генеральное соглашение по созданию проекта «Кумторзолото». С тех пор соглашения менялись несколько раз. Будучи председателем госкомиссии, в мае этого года нынешний премьер-министр Акылбек Жапаров заявил, что «президенты Кыргызстана заключали соглашения и договоры с заведомо проигрышными для Кыргызстана условиями, а действия глав страны и правительств носили признаки измены интересам государства».

Изменения соглашений в течение всего этого времени касались разных вопросов — освобождения от налогов в пользу основного инвестора, вознаграждения в 4,5% за управление рудником от общего объема расходов. Также КГК получила право импортировать беспошлинно любое и все основное оборудование, материалы для работ, а также другие предметы, необходимые для разработки и ведения работ на Кумторе, беспошлинно экспортировать руду или золото.

В 2004 году было подписано новое инвестиционное соглашение, когда была создана новая компания Центерра Голд. После реструктуризации процентные доли в Центерра Голд составили: правительства КР — 33%; «Камеко» — 67%. Когда Центерра Голд вышла на биржу в Торонто доля КР стала меньше, потому что ЗАО «Кыргызалтын» продало свои акции в счет пополнения бюджета страны на $83,4 млн. В итоге процентные доли в Центерре Голд составили: «Кыргызалтын» — 15,66%; «Камеко» — 52,68%; другие акционеры — 31,66%.

Пересмотр предыдущих соглашений по Кумтору начался в 2007 году. Завершился только в 2009 году. Пересмотренный концессионный договор, подписанный 6 июня 2009 года был заключен на неопределенный срок и мог быть расторгнут только в трех случаях, когда:

— все стороны подпишут письменное соглашение о расторжении;

— по истечении срока действия пересмотренного концессионного договора без продления концессии;

— по окончании 50-летнего срока действия концессии, а если ранее, то по истощении месторождения Кумтор или завершения на нем горных работ.

Тогда «Камеко» из своего пакета акций Центерра Голд передали 25,3 млн акций «Кыргызалтыну». В результате процентная доля «Кыргызалтына» увеличилась с 15,66 до 32,75%. А Центерра Голд получила расширение концессионной площади на 16,3 тыс. га.

Дочерние операционные компании до 2042 года освобождались от уплаты всех прочих текущих и будущих налогов в отношении деятельности, за исключением уплаты налогов, предусмотренных данным соглашением.

Также было подписано мировое соглашение, снимающее все претензии по арбитражным разбирательствам, налогам и другим финансовым вопросам, претензиям, штрафам, различным выплатам, налоговым и уголовным преследованиям операционных компаний, их должностных лиц и другое.

Кумтор в судьбе Садыра Жапарова

Самый драматический период вокруг Кумтора приходится на 2013 год. После того как в 2010 году был насильственно свержен Бакиев, некоторые члены нового правительства посчитали, что соглашение с Центеррой Голд и сокращение доли акций являются несправедливыми, и потребовали пересмотреть условия соглашения, а некоторые стали требовать национализации рудника. В феврале 2013 года правительство приняло постановление о пересмотре соглашения с канадской компанией. Демонстрации с требованием заключить новое соглашение не ограничились Иссык-Кульской областью. Одной из самых значительных демонстраций стал митинг с требованием национализации рудника, организованный депутатами парламента от партии «Ата-Журт» — Садыром Жапаровым, Талантом Мамытовым и Камчыбеком Ташиевым. 3 октября 2012 года в Бишкеке на центральной площади Ала-Тоо собрались около 1000 человек. После пламенной речи Ташиева с призывом отправить премьер-министра и других высокопоставленных чиновников в отставку митинг быстро перерос в попытку ворваться в здание парламента. Всех трех организаторов арестовали. Это спровоцировало другие акции протеста по всей стране. В мае 2013 года протестующие перекрыли дорогу к руднику Кумтор, требуя от правительства расторгнуть заключенное с компанией соглашение о разработке месторождения. Двумя днями позже демонстранты отключили электроснабжение рудника.

В октябре 2013 года прошли демонстрации в областном центре — городе Каракол. Протестующие захватили Иссык-Кульскую областную администрацию и взяли в заложники губернатора Эмильбека Каптагаева. Поскольку политические проблемы и скандалы нарастали, Центерра Голд объявила, что остановит работы на руднике. Если бы возникшие проблемы остались нерешенными, то рудник был бы закрыт 13 июня. По мнению экспертов, это было бы катастрофой для экономики страны.

Пересмотр соглашения по Кумтору с самого начала был чреват напряженностью. Политики выступали за разные варианты соглашения, но парламент дал тогда добро на разработку варианта совместного контроля над рудником. Речь шла о трех вариантах распределения прав собственности на рудник Кумтор. В феврале 2014 года парламент одобрил предложенное рамочное соглашение, согласно которому правительство обменяет свои 33 процента акций Центерры Голд на 50-процентную долю. В результате этой сделки, которую назвали «сделка „50 на 50“», у Центерры Голд оставался контроль над половиной компании-оператора. Некоторые политики выступали за то, чтобы Кыргызстан получил больше контроля над рудником, и предлагали повысить долю государства в совместном предприятии до 67 процентов, оставив Центерре Голд 33 процента. Некоторые выступали за полную национализацию рудника.

Говоря о возможной национализации, политики выражали беспокойство по инвестиционному климату в стране, и то, что страна не сможет эксплуатировать рудник Кумтор самостоятельно. Эксперты отмечали, что уход Центерры Голд может повлечь за собой серьезные экономические последствия. Компания может предъявить иски и судебные разбирательства могут тянуться годами.

В конце концов, тогда Жогорку Кенеш поддержал меморандум, согласно которому Кыргызстан и Центерра Голд создают совместное предприятие с равными долями участия. Доля других акционеров в Центерра Голд  — 67% — приравнивается к 50% доли в СП, при этом в целях приравнивания долей канадская компания удерживает отдельно от СП активы в размере $200 млн.

Но до подписания нового соглашения дело так и не дошло. Шло согласование спорных моментов. Удалось сократить перечень разногласий по корпоративно-правовым вопросам, достичь прогресса в сближении позиций по вопросам реализации рекомендации компании АМЕС в области экологии, определить дальнейшие совместные шаги по завершению уточнений всех финансово-экономических аспектов реструктуризации.

Однако все переговоры так и не достигли результата. Кыргызская и канадская стороны не пришли к единому мнению по вопросу избрания формы собственности создаваемого совместного предприятия по проекту «Кумтор» и решению экологических проблем.

2 апреля 2015 года заместитель председателя правления ОАО «Кыргызалтын» Кылычбек Шакиров дал пресс-конференцию, на которой заявил, что все планы изменились в связи с новым планом горных работ на руднике. В нем отразились значительные изменения: запасы снизились на 21%, ресурсы — на 19%. Из-за этого произошли значительные изменения выручки денежных потоков проекта, которые уменьшились в два раза. Соответственно изменилась и финансовая составляющая экономической сделки. В целом новый план горных работ показал, что экономика сделки уже другая. И все на время отступили. Вопрос о создании совместного предприятия «50 на 50» больше не поднимался. Основной возмутитель спокойствия, Садыр Жапаров после освобождения в 2013 году по обвинению в попытке захвата власти со своими подельниками Камчибеком Ташиевым и Талантом Мамытовым, покинул страну и находился в изгнании.

В 2017 году появляется новое соглашение, которое должно было урегулировать экологические претензии. Центерра Голд выделила $50 млн на расширение финансирования природоохранных мероприятий вокруг Иссык-Куля. Ежегодный экологический платеж увеличился с $310 тыс. до $3 млн. Помимо этого фонд рекультивации Кумтора должен был пополняться $6 млн — до доведения суммы до $9 млн.

Однако в соответствии с документом, как отмечала комиссия, Центерра Голд не признали каких-либо экологических правонарушений. Тем не менее Кумтор Голд Компани согласился произвести единовременные платежи размере $50 млн в фонд развития природы и $10 млн в фонд поддержки онкологии, а также в фонд развития природы — $2,7 млн.

А поправки в Водный Кодекс КР после подписания нового соглашения правительства с Центеррой, где один из пунктов соглашения гласил: «Полное и окончательное взаимное освобождение и урегулирование всех существующих арбитражных и экологических исков, споров, разбирательств и судебных решений, а также освобождение компании и ее кыргызских дочерних компаний от будущих исков по таким же основаниям, что и существующие экологические иски, вытекающие из одобренной деятельности «, — ставил точку на всех претензиях. Таким образом, вопрос возмещения ущерба, нанесенного компанией, за много лет эксплуатации рудника Кумтор окружающей среде, в том числе и разрушением ледников Давыдова и Лысый, согласно этому договору больше не могло рассматриваться.

Как раз в это время Садыр Жапаров возвращается в страну и тут же арестовывается не без ведома президента Атамбаева.

«Сам дурак»

Уже после упомянутых исков к Центерре Голд в кыргызских судах, министр природных ресурсов, экологии и технического надзора Динара Кутманова сообщила, что правительство готовится предъявить канадской компании дополнительные претензии, связанные с экологическим ущербом. Она сослалась на то, что недавно на месторождении были найдены закопанные производственные и бытовые отходы.

«С 1995 года до 2015-го в различных местах были произведены захоронения мусора, половину нашли, остальное ищем. Это противозаконно. Мы должны предъявить штраф. Сейчас подсчитываем ущерб, потом выдвинем претензии, и дальше в установленном порядке будет инициирован процесс», — сказала Кутманова.

В ответ на эти обвинения Центерра Голд на своем официальном сайте опубликовала пресс-релиз, в котором привела свои доводы. Что касается экологии, в канадской компании подчеркнули, что рудник Кумтор эксплуатируется в соответствии с международными экологическими и социальными стандартами, а работы проводились в соответствии с законами и соглашениями с правительством Кыргызстана.

Как отмечается, экологические показатели рудника неоднократно подвергались внешнему аудиту, в частности, консультантом правительства Кыргызстана по вопросам окружающей среды AMEC Foster Wheeler и Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). В отчетах AMEC, сообщает Центерра Голд, подтверждается, что рудник Кумтор работал в соответствии с «передовой международной практикой».

Если в таком ключе будут проходить судебные слушания – «ты дурак, нет, сам дурак» — вряд ли кто-то от этого выиграет. Процессы сейчас рассматриваются в арбитраже Стокгольма и суде Нью-Йорка.

В арбитражном суде в Стокгольме арбитр для рассмотрения данного дела взял самоотвод. В настоящее время новый арбитр пока не назначен. Спор в суде по делам о банкротстве Нью-Йорка по заявлению Центерра Голд продолжается, хотя власти КР ходатайствовали о прекращении производства в связи с неподсудностью дела о банкротстве кыргызской компании в США, но судья Лиза Г. Беккерман отклонила нашу просьбу и будет рассматривать дело в феврале 2022 года.

В октябре, после переговоров в Женеве, Акылбек Жапаров заявил, что канадская компания готова оставить Кыргызстану золоторудное месторождение Кумтор, но просит Бишкек отказаться от своей доли в Центерре Голд, которая составляет около 26%.

Профессор Американского университета в Центральной Азии Эмиль Джураев говорит, что вокруг Кумтора сейчас ведется информационная война и что каждая сторона пытается заработать очки. «Кабмин пытается в каждом событии найти преимущество и быстрее донести хорошую новость до народа и даже до руководства страны. А действительно понимающие люди знают, что трудно поверить, будто канадская компания просто так откажется от рудника. И заявление Центерра Голд о том, что «мы сейчас не контролируем Кумтор», означает, что «если что-то там произойдет, мы ответственности за это не несем», — справедливо отмечает эксперт.

Вопрос, который пока не обсуждался с должной тщательностью ни в 2014 году ни сейчас: является ли обмен акций «Центерры» на долю в руднике экономически выгодным шагом со стороны правительства. Еще тогда Валентин Богдецкий, председатель Кыргызской горной ассоциации, говорил, что такой вариант снижает размер дивидендов, которые страна могла бы получать от своего пакета акций «Центерры». Он отметил, что после того, как рудник Кумтор закроется в 2026 году, Центерра Голд будет продолжать работать и инвестировать в другие рудники в разных странах мира. Однако, по словам Богдецкого, такая инвестиционная политика не удовлетворяет правительство, потому что правительство хочет пополнить государственную казну. Один из экспертов по горнодобыче добавил, что если правительство пойдет по этому пути, а в других секторах развития не будет подъема, страна столкнется с серьезными проблемами. Несмотря на низкую цену акций, Кыргызстан получает от Центерры Голд доходы в виде дивидендов.

«Кыргызстан мог бы держаться более безопасного варианта в виде сохранения имеющихся у него акций компании «Центерра», которая ведет работы на двух рудниках и имеет интересы в пяти странах мира. Данный вариант не ограничен сроком эксплуатации рудника «Кумтор» и даст Кыргызстану более долгосрочную финансовую перспективу. В Кыргызстане нет других известных месторождений с таким же объемом разведанных запасов. Наконец, (в случае, если рудник останется в руках правительства – прим.ред.) очень велик риск того, что прибыль от «Кумтора» будет направляться на затыкание брешей в экономике и финансирование экстренных мер в других секторах, а не использоваться стратегически для решения задач в области развития», — считают эксперты Д.Гуллетт и А.Калыбекова, проделавшие большую работу в 2014 году под названием «Соглашение под давлением».

Вопросы без ответов

Бывший заместитель спикера Жогорку Кенеша, автор книги о Кумторе Кубанычбек Исабеков назвал четыре основные проблемы в разрешении этого вопроса: «Такое предложение от компании «Центерра» было ожидаемым. Потому что они тоже хотят мирно решить вопрос. Но здесь есть четыре проблемы. Во-первых, акции «Центерры» очень важны для Кыргызстана. Нельзя их передавать бесплатно. Во-вторых, есть месторождения, купленные за счет Кумтора. Они расположены в Канаде, Турции и Монголии. И мы лишимся этих рудников? Что будет с нашей долей? К этому нужно отнестись внимательнее. Третий вопрос – рекультивационный фонд в Лондоне надо перевести в Кыргызстан. Кроме того, что будет с решениями кыргызстанских судов по вопросам экологических и налоговых выплат? Оплатит ли «Центерра» всю сумму? Мы не должны упускать из виду эти четыре вопроса».

Достоверных данных о том, какую прибыль Кыргызстан в настоящее время получает от золоторудного месторождения, нет. В комментарии «Азаттыку» Акылбек Жапаров 22 сентября заявил, что с введением внешнего управления на Кумторе было добыто 4,1 тонны золота. По его словам, прибыль государства составила 62 млн долларов. Но уже 25 сентября глава ГКНБ Камчыбек Ташиев сказал, что Кыргызстан получил от деятельности «Кумтор Голд Компани» 90 млн долларов. В самой компании никаких сведений по этому поводу не подтверждают.

Депутат Жогорку Кенеша Наталья Никитенко ранее предлагала провести слушания по Кумтору.

— Сейчас очень много вопросов по управлению Кумтором, экологии и прибыли. Но они не отвечают на вопросы. Я поинтересовалась у Акылбека Жапарова о работе рудника. Потому что за один период налоговые выплаты Кумтора оказались ниже прогнозируемых. Также не сообщают, куда продают золото. Жапаров ответил, что все в порядке. Компания, разрабатывающая месторождение, не предоставляет информацию, ссылаясь на судебные дела. Мы готовы рассмотреть этот вопрос за закрытыми дверями. Кроме того, они не говорят точной информации, куда продают золото. «Кумтор» — не чья-то собственность. Это бюджетообразующая компания.

Если допустить, что нынешние власти планируют забрать рудник и, возможно, отдать канадцам акции, возникает сразу несколько вопросов:

— При канадцах за 2020 год они отчислили в государственный бюджет 159 218 106 $ США за год, или больше 13 млн.$ в месяц в виде прямых и косвенных налогов и отчислений.

— А сколько сейчас при новой власти отчисляет Кумтор?

— Недавно озвучили цифру в 500 млн. сом или 5 896 643,50 $ США. Не мало ли? (https://www.kumtor.kg/…/kgc_news_release_mar_12_2021_q4…)

К этим вопросам добавляются много новых.

— Правда ли, что себестоимость добычи золота поднялась с 900$ при канадцах до 1400$ при г-не Болтуруке?

— При стоимости унции 1755 $ это уже практически убыточная компания, если да, то почему?

— Управляем плохо? Нарушаем технологию?

— Второй вопрос, эти акции приносят деньги, и будут приносить еще некоторое время, когда рудник закроется. Они стоят сегодня примерно 9,53 канадских доллара за акцию (https://www.finanz.ru/aktsii/centerra_gold) Кыргызстан владеет сегодня 77 млн 401 тысяча 766 акций «Центерры» (https://rus.azattyk.org/a/30758737.html), их стоимость 737 миллионов 638 тысяч 829 канадских долларов или примерно 590 миллионов $ США. Причем за год их стоимость упала с 714 млн.$. (https://www.akchabar.kg/…/centerra-stock-price-14-11-2020/). То есть, мы потеряли за год 125 млн. $ или 10,5 млрд сом?

— Если мы получаем рудник, то кто будет проводить рекультивацию? Золота осталось, если не убивать оставшиеся ледники, на год- два. Рекультивация — это десять лет, и миллионы долларов, дорогие и очень серьезные технологии, кто будет это делать?

В таком случае канадцы будут всю оставшуюся жизнь благодарить Болтурука, за то, что всю прибыль забрали они, а всю черную и дорогую работу он посадил на шею нашего народа.

— Мы все это просто так отдадим? Канадцы будут опять очень довольны, они забирают все акции, продолжают работать на новых местах или продадут какому-нибудь новому крупному игроку. А нам останется умирающий рудник, с кучей проблем и затрат. Правильно ли это?

Мы поддерживаем национализацию Кумтора, мы поддерживаем то, что наши богатства должны принадлежать народу, мы требуем прозрачности и подотчётности, чтобы люди знали куда уходит каждый доллар из компании, и самое главное, чтобы было понятно, что будет в будущем», — заключает Наталья Никитенко.

* * *

Что будет с Кумтором? Вопрос висит в воздухе. За 30 лет соглашения, именно столько лет назад в 1992 году оно было заключено и рудник начал разработываться, было много споров и изменений. Если бы не Кумтор, вряд ли Садыр Жапаров сделал бы свою политическую карьеру – из тюрьмы в президенты. И именно Кумтор является его аххилесовой пятой. От того, как разрешится этот вопрос, зависит экономика страны и судьба нынешнего президента.

Но не менее судьбоносно решение по Кумтору может сказаться и на канадской Центерра Голд. Имидж может сильно пострадать, будет падать цена на акции. Оставят ли их в покое даже при мирном соглашении? Передышка может оказаться временной. Кумтор всегда был и будет разменной картой в политике Кыргызстана. Такова уж природа кыргызов. Кроме того, в последние годы в политологии появился термин «ресурсный национализм». Это характерно не только для нас. Везде, где в мире идет разработка недр с участием иностранных инвесторов находятся местные политики, которые считают, что их в чем-то ущемляют, наносят вред. И Садыр Жапаров уйдет из политики, на его место придут другие. Вопрос о Кумторе будет вновь подниматься.

Замира СЫДЫКОВА.

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.