Структура правительства – сокращение ради сокращения

0
6630

Садыр Жапаров обещал сократить государственные органы. Так, новая структура правительства вместо 48 ведомств свелась к 12 министерствам и одному комитету (ГКНБ). Под сокращение попали и должности вице-премьер-министров. Вместо 4 вице-, в новом кабмине их теперь только двое. Один, как заместитель председателя правительства, а второй – по совместительству глава министерства экономики и финансов.

Еще из новшеств – с таким трудом и боем созданная в свое время ГРС, а так же государственное предприятие «Унаа», ГСИН, судебно-экспертная служба перешли в ведение Министерства юстиции. А функции Государственной таможенной службы и налоговой переданы Министерству экономики и финансов.

Под сокращение попала и Государственная служба миграции. Проблемами внутренних мигрантов будет теперь заниматься специальный департамент внутри укрупненного Министерства здравоохранения, к которому присоединили Министерство труда и социального развития. А внешняя миграция «ушла» в МИД.

В целом, структура правительства теперь выглядит так:

— премьер-министр

— первый вице-премьер

— руководитель аппарата правительства ( в ранге министра)

— Министерство экономики и финансов (министр в ранге вице-премьера)

— Министерство обороны

— Министерство иностранных дел

— Министерство юстиции

— Министерство здравоохранения и социального развития

— Министерство образования и науки

— Министерство культуры,молодежи,информации и спорта

— Министерство внутренних дел

— Министерство чрезвычайных ситуаций

— Министерство транспорта, архитектуры, коммуникаций и строительства

— Министерство сельского, водного хозяйства и регионального развития

— Министерство энергетики и промышленности

— Государственный комитет национальной безопасности.

Что не так

Компактная структура правительства, способная оперативно реагировать на вызовы — это одно из требований времени для Кыргызстана. Правительство Абылгазиева и Боронова показало свою неэффективность и во время пандемии, и в ходе парламентских выборов в 2020 году и во время событий 4-5 октября. Например, качество государственных услуг, оказываемых населению  по линии здравоохранения оказалось катострофически низким. И если в Бишкеке жители имеют альтернативу в виде частных клиник и диагностических центров, то в регионах ситуация плачевная. Жуткие условия, в которых часто работают медики на местах, вызывают желание взять за грудки бывшего министра здравоохранения, как следует встряхнуть и спросить: «Чем вы там вообще занимались?»

Печально обстоит дело и с системой образования. Стыдно признать, что кыргызские медицинские ВУЗы попали в «черный» список в Пакистане, потому что иностранные студенты – выпускники местных ВУЗов, не могут пройти аттестацию у себя на Родине, чтобы работать по специальности. И это не происки врагов, это факт, ставящий диагноз нашим медицинским учебным заведениям. И не только медицинским, к сожалению.

Не лучше ситуация и в других сферах. Практически везде низкое качество услуг со стороны государства, излишняя бюрократия, неэффективность и неоперативность в решении проблем.

Приспособлена ли новая структура правительства к тому, чтобы исправить все, или хотя бы часть этих недостатков?

Цель любой оптимизации не в формальном сокращении количества ведомств, а прежде всего, в устранении дублирующих функций, снижении регуляторной нагрузки на граждан, повышении эффективности работы чиновников и госорганов, в целом. Утвержденная новая структура правительства по мнению экспертов, шансов на это не имеет.

Во-первых, отмечают эксперты, кажущаяся оптимизация напоминает, скорее формальное укрупнение министерств. Причем не под конкретные задачи, а чисто механическое, что несет в себе конфликт интересов. Как пример такого конфликта, эксперты приводят объединение министерства финансов и министерства экономики. В ведении Минфина находится все, что связано с финансами – бюджет, налоги, кредитная кооперация, валюты, финансовые рынки, рынки ценных бумаг и т.д, иными словами, проводит единую финансовую политику.

Министерство экономики должно заниматься вопросами экономического развития страны. То есть макроэкономикой, инновациями, инвестициями, энергоэффективностью и т.д. Как в одном ведомстве будут сочетаться вопросы сведения бюджета и экономические стратегии, направленные на развитие и требующие долгосрочного планирования, в том числе, связанного и с увеличением государственных расходов или, например, со снижением налоговых ставок, никому не понятно. Поэтому бизнес-сообщество, сразу после того, как структура правительства появилась в открытом доступе, выступило с заявлением о необходимости сохранения министерства экономики, как отдельного органа.

Или, например, расформирование государственного агентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства. Важные проблемы экологии оказались в зоне ответстственности разных министерств на правах второстепенной задачи и тоже повлекут за собой конфликт интересов. Эксперты-экологи справделиво забили тревогу, но пока безрезультано.

Во-вторых, многие важные функции и отрасли просто «потерялись» по дороге. Например, развитие инноваций или туризм. Где-то они, наверное, будут, но, опять-таки, как что-то неважное, не приоритетное.

Не предполагает сокращение госорганов и существенного сокращения чиновников. Основная масса просто пересядет из одних кабинетов в другие, поменяв таблички на дверях.

Власть заявила, что в результате реорганизации предполагается экономия около 70 миллионов сомов. Конечно, даже такая «копейка» бережет «бюджетный» сом, но это будет иметь положительный эффект, если правительственная «машина» будет работать, как часы. В противном случае, все эти сэкономленные средства, скорее всего пойдут на устранение недостатков в результате слияния и объединения ведомств.

Депутаты Жогорку Кенеша, в экстренном порядке утвердившие эту правительственную структуру, без требования данных функционального анализа, которые должен был быть положен в основание оптимизации, говорят, что это такой «тестовый режим». Потом, если что-то пойдет не так, можно будет исправить. Но только у Кыргызстана сегодня, при складывающейся ситуации в экономике, при падении ВВП на 8 %, диком росте цен на продукты питания и кучи других проблем, просто нет времени на экспертименты. Они могут очень дорого стоить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.