«Жетим-Тоо». Вот и сказке конец

0
2652

Обещания рассыпаются, не успев достигнуть целей. А цель была одна – убедить народ, что у назначенного на пост премьер-министра 14 октября 2020 года Садыра Жапарова есть видение по экономическому возрождению страны. Спасением для страны должна была стать разработка месторождения «Жетим-Тоо».

Аргументы Жапарова о запасах и добыче ископаемых, а также их реализация, вызвала серьезные споры среди геологов, экспертов и серьезное противостояние местного населения Нарынской области, где «Жетим-Тоо» расположен.

Тем временем в разгаре была предвыборная кампания Садыра Жапарова, выдвинутого кандидатом в президенты. И практически на всех встречах вопрос о реальности проекта «Жетим-Тоо» поднимался избирателями. Люди хотели знать когда и за счет чего мы будем выбираться из долговой ямы и нищеты.

И, наконец, правительство отреагировало на сомнения общественности и возможных ожиданий от предвыборных обещаний кандидата в президенты Садыра Жапарова.

«У правительства нет ни сведений о запасах рудника, ни других цифр по месторождению Жетим-Тоо», — об этом на пресс-конференции 8 января сообщил вице-премьер-министр Максат Мамытканов.

«Нет лицензии на геологоразведку «Жетим-Тоо». Значит, нет точных расчетов запасов. Сначала нужны обоснованные цифры относительно запасов, стоимости и других расходов для разработки. Надо составить ТЭО и проекты. Рудник надо поставить на баланс государства. Для того, чтобы разработать такое крупное месторождение, надо обеспечить электроэнергией. Поэтому нам сначала нужно развивать энергетический сектор. Информация о выплате сырьем рудника внешнего долга КНР — это личное мнение Садыра Жапарова», — заявил Максат Мамытканов.

Свое личное же мнение Жапаров несколько раз с полной уверенностью высказал в СМИ в ходе предвыборной кампании. Вот одно из них: «Мы сами его будем разрабатывать. Там не потребуется больших средств для его разработки. Никакая иностранная компания, никакие инвесторы сюда не зайдут. Здесь есть залежи железа не на 1,10 или 30 лет. А на 500 лет. Это будущее Кыргызстана. Если меня изберут президентом, мы реализуем этот большой национальный проект. Скоро будет создано новое государственное предприятие и я посоветовал главой назначить Темира Сариева. Он раньше был главой правительства, был членом кабмина. Имеет большой экономический опыт. Мы должны задействовать такие грамотные и профессиональные кадры. Вот увидите, мы реализуем этот проект и создадим 3-5 тысяч рабочих мест, где будут работать только граждане Кыргызстана.»

Бывший премьер-министр Темир Сариев тогда же сказал «Азаттыку», что не может дать комментарии по поводу разработки месторождения «Жетим-Тоо» и планируемых работ и о своем возможном назначении руководителем проекта. Он сообщил, что даст информацию позже, но так до сих пор и не озвучил своего мнения.

А вот депутат айыльного кенеша Орток, житель села Таш-Башат Орозобек Алиев поделился своим мнением: «Жетим-Тоо» – это большая проблема для нас. Во-первых, истоки реки Нарын находятся на хребте горы «Жетим-Тоо». Во-вторых, там пастбища сельских жителей. В-третьих, там же располагается государственный заповедник, где обитают маралы, олени, архары и другие виды животных. Поэтому жители и раньше были против разработки месторождения. В первый раз, когда они через нас начали строить свою дорогу, мы выступили против. И тогда они начали строить ее со стороны Джети-Огуза. Прорыли тоннель, начали возить камни на мотоциклах, приехали 50-60 китайцев. Жители прогнали их. Если и сейчас начнутся работы, то недовольства могут возникнуть снова. Ведь когда разрушаешь землю, то портится и природа, верно? Я тоже против этого. Например, вот передали Кумтор, а пользы государство не получило. Мы беспокоимся, чтобы такое не произошло и с «Жетим-Тоо». В последние 10 лет все утихло, и мы жили спокойно, а теперь опять что-то начинают. С кем вели переговоры, что решили — об этом нам ничего не известно».

Назвать «Жетим-Тоо» месторождением можно очень условно, — считают эксперты. Это «участки», «поисковые площади», «рудопроявления» – как хотите. То есть ресурсы разной степени изученности. Повезёт — они превратяться в «запасы», а участок — в «месторождение», не повезёт — так и останутся ресурсами. Сколько бы там ресурсов не было, добывать их никто не станет по причине нерентабельности.

Так вот, «Жетим-Тоо» — это скорее комплекс рудопроявлений. Открытый в непролазных нарынских горах советскими геологами в 1956 году. Но почему больше, чем за 30 лет советской власти не начали добывать там руду? А ответ очень простой. Там до статуса «месторождения» еще копать и копать. И не факт, что удастся докопаться.

Более того, среднее содержание железа в руде по данным исторической разведки — 31.7%. К богатым железные руды относятся, если содержание в них выше 57%. Поэтому вопрос затрат на производство одной тонны концентрата / металла из руды для таких объектов является очень чувствительным. Чуть выше окажутся затраты — и месторождение может стать нерентабельным.

Ситуация на мировом рынке металлургической продукции сейчас такова, что производство собственно руды (то есть первого продукта при железорудной добыче) — профицитно. Проще говоря, всем, кому она нужна, ее покупают из надежных источников, а остальная руда — излишек.

США, Европа и Япония не нуждаются в дополнительной руде — там всё производство забалансировано на годы вперед. По территории России её вообще девать некуда. Более высокие переделы железорудного производства (концентрат, окатыши или стальные продукты) еще можно как-то пристроить, но руду — вряд ли. Китай получает устойчивый поток железной руды из законтрактованных им месторождений в Бразилии, Австралии и других странах, полностью балансируя его с внутренним производством стали. Месторождения в названных странах — отличного качества, прямые дороги до портов, а там — на танкер-трёхсоттысячник класса PANAMAX, и — в Китай. Китайские мощности по переработке руды расположены вблизи морских портов — чтобы не возить вглубь континента.

Садыр Жапаров дословно говорил: «Там не потребуется больших средств для его разработки. От месторождения до пограничного пункта «Торугарт» 300 километров. Можно привлечь местных жителей к перевозке сырья из месторождения до «Торугарта». Таким образом можно погасить внешний долг перед другими государствами, а не только перед Китаем.»

Все представили, как местные жители на ишаках везут из Нарынского заповедника тюки с железной рудой в Китай. Смешно? Если бы не было так грустно.

О том, что Садыр Жапаров был одним из сторонников национализации Кумтора известно. В результате он пострадал, как политик за свои убеждения. Вот и «Жетим-Тоо» не будет отдано никому, это клевета и слухи. Мы сами его будем разрабатывать. Никакая иностранная компания, никакие инвесторы сюда не зайдут. Скоро будет создано новое государственное предприятие. Для избавления от внешнего долга инвесторам не будет отдан не то что один процент «Жетим-Тоо» в Нарыне, а даже песчинка. Мы сами будем его осваивать», — тогда же говорил Садыр Жапаров.

Эксперты утверждают, что по самым скромным прикидкам, государственному предприятию потребуется около 30-50 миллионов долларов на доразведку и потом не менее 400 миллионов долларов на строительство рудника и инфраструктуры. Да, и это при условии, что туда откуда-то протянут высокомощный ЛЭП, в условиях дефицита электричества. Да, и это всё при условии, что добрый дедушка Мороз (Аяз-ата) построит к самому месторождению железную дорогу.

А о вреде для экологии края уже высказался выше депутат айыльного кенеша Орток, житель села Таш-Башат Орозобек Алиев.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.