Маевка: отголоски революций

0
1861

В 2005 году в селе Маевка произошел конфликт, связанный с захватом земель. Тогда самозахватчикам не удалось это сделать, так как земли были сельхозназначения. А сегодня здесь целый жилмассив.

В 2009 году в Кыргызстане был принят мораторий на трансформацию земель. С этого момента пастбища и земли сельскохозяйственного назначения запрещалось переводить в другую категорию. Но, несмотря на это, на этой территории выросло несколько жилмассивов.

Если вернуться в 2004 год с помощью спутниковых снимков Google map, — становится понятно, что весь 307 контур занимают поля. На момент введения моратория на трансформацию земель – 2009 год — контур всё ещё не застроен. Первые постройки начинают появляться в 2012 году. А к 2017 году — контур полностью превращается в жилой район.

Мы обратились к жителям купившим здесь участки.

— Вы тоже купили эти земли?  — Да. За 3500 долларов купили землю. Но у нас хозяин другой. Его зовут Жорокпай. И Ырыскуль. Мы уже год как приехали сюда.

— Приобрели 4 -5 лет назад. 5 лет назад купили. А живем здесь уже 4 года.

— Вы тоже купили эти 4 сотки?

– Да, 4 сотки. Мой свекор купил, с тех пор мы здесь живем.

-У кого купили?

– У Сабыра байке.

– Сабыр байке это кто?

– Люди говорят, что это бывший глава айыл окмоту.

Получается, что все эти люди приобрели земельные участки при уже вступившем в силу моратории на трансформацию земель.

Как высвобождалась земля под застройку видно на примере одного конкретного участка – земельного надела Анатолия Горбунова. У него земля — 4 гектара. В 1996 году он получил землю с/х назначения. В 2015 году куратор от Госрегистра села Маевка совместно с администрацией собирают документы на землю для переоформления. Позже документы Горбунова якобы теряются в Госрегистре. А при восстановлении – его участок передвигается. Они им выдают зеленую книжку, но уже в другом месте – на поле ниже. Затем куратор Госрегистра еще раз передвигает участок Анатолия. Он приезжает, вывозит его на этот контур и говорит: «Теперь твоё поле здесь». И опускает его еще на 50 метров ниже. А его поле уходит под застройку. И раз это делает Госрегистр, – они и проводят все операции.

Возникает вопрос, кто поменялся участком с Горбуновым? Один из возможных вариантов таков. Первоначально эти земли были распределены между работниками сельхозпредприятий, жителями села Маевка. Многие, из которых в последствии выехали из страны. А их земли перекидывали с тех контуров, где они первоначально их получили, на те контура, где можно было реализовать. Айыл окмоту совместно с Госрегистром делали перекидки на те участки, где можно реализовать. Случай Анатолия Горбунова – далеко не единственный в селе Маевка.

Конечно, всё это не могло оставаться незамеченным администрацией села. Хотя бы потому, что для строительства домов на сельхозугодьях, необходимо сначала произвести трансформацию этих земель.

По словам главы Айыл окмоту к самозастройке на землях села Маевка администрация никакого отношения не имеет. Но из документов, переданных депутатом Маевского айыльного кенеша, Манасом Аликуловым, видно, что трансформация производилась и в 2011 и в 2012 и в последующие годы.

Все факты озвучены на встрече с Президентом Сооронбаем Жээнбековым и документы по его поручению переданы в Совет безопасности.

Мы обратились к директору департамента ГРС Нарынбеку Исабекову об отстутствии реакции со стороны этого органа. Исабеков отметил, что тот факт, что на этой земле дома, не значит что они прошли регистарцию в ГРС и это все самовольное строительство. Идет самовольное раздробление данного участка. Продажа происходит на основе доверенностей, частных расписок, что незаконно.

В свою очереь правозащитник Рита Карасартова, заявила, что собственники земель сидят и ждут “захватчиков”. Это все “постановки”, потому что сам собственник земли в этом и заинтересован. Сельхозземля стоит совсем недорого, а если их по 5-6 соток разбить, представьте какой “навар” он получит от этой сделки. У власти есть реальные инструменты наказания, наложения штрафов и на, худой конец, изъятия этой земли. По закону, если собственник не использует их по назначению, нужно сказать: “Ну все мы у тебя ее изымаем”. Нужно просто дать понять народу зачем надо делить земли по назначениям.

Во всех странах, где власти думают о продовольственной безопасности, все земли, на которых можно что-то выращивать, они оставляют их на сельхозпроизводство. У нас же получается обратная ситуация. У истоков тех, кто это крышует, стоит прокуратура. Поэтому большинство людей сейчас идут в Совет безопасности хотя это только консультационный орган.

Авторы: Булат Сатаркулов, Адиль Турдукулов, Александр Тропейко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.