Канат Исаев: Только объединившись, можно противостоять беспределу, который творит ЦИК и власть

0
8302

Центризбирком, под предлогом недостоверности подписей, снял с гонки несколько кандидатов в президенты. Почему власть отсеивает претендентов на главный пост страны? Есть ли основания? Или это проявление неуверенности в собственных силах? На эти и другие вопросы ResPublica ответил председатель партии «Кыргызстан» Канат Исаев.

— Расскажите по каким основаниям вас сняли с гонки за президентское кресло? 

— Мы сдали в Центризбирком 37 тысяч подписей. Все они тщательно проверены, мы сами отсеяли некоторые листы, где не было паспортных данных или адресов.   ЦИК проверил восемь папок с подписными листами и около 1 тысячи подписей признал недействительными. Тогда члены ЦИК приняли решение и уже без наших представителей дополнительно проверили еще три папки. Это является нарушением положений и инструкций ЦИК. По протоколам видно, что первую партию подписей проверили 2 августа, остальные якобы из-за отсутствия двух членов ЦИК, позже. После дополнительной проверки недействительными признаны уже около 2 тысяч подписей, а аннулировали – 10 тысяч.

Сейчас наши юристы работают в ЦИК, делают выборку подписей, которые аннулированы. По итогам будем обращаться в суд с требованием провести независимую экспертизу с участием сертифицированных экспертов.

— Это технические моменты, но причины недопуска вас к президентской гонке совсем в другом. Почему это происходит?

— Если помните, еще при сдаче документов мне стали чинить препятствия и создавать проблемы, тогда было видно предвзятое отношение, так как я открыто критиковал президента и всю действующую власть. За несколько дней до регистрации мне сообщили, что сделают все для того, чтобы не регистрировать меня в качестве кандидата и, соответственно, не допустить к участию в президентских выборах. Подтверждением этому служит тот факт, что при первой проверке аннулировали всего 1 тысячу подписей, но в таком случае у меня было бы достаточно для регистрации. Тогда решили дополнительно проверить и признать недействительными еще около 1 тысячи, чтобы общее количество не дотягивало до 30 тысяч.

Одного из немногих членов ЦИК, которая всегда отстаивает независимую позицию, Атыр Абдрахматова – она была членом рабочей группы по проверке подписей – не допускали к исполнению своих обязанностей. На рассмотрение моего вопроса в рабочей группе ее не пригласили. Она подняла этот вопрос на заседании ЦИК, но остальные члены никак не отреагировали. Все эти нюансы говорят о том, что и решение рабочей группы, и в целом Центризбиркома было предвзято и предсказуемо.

— Вы не единственный кандидат, который заявляет о том, что ЦИК нарушает закон и чинит препятствия…

— Да, верно. В тот же вечер, а верней поздно ночью, когда рассматривался мой вопрос, ЦИК отказал в регистрации Исхаку Масалиеву. Тоже абсурд – его списки аннулировали на том основании, что расходы на подписные бланки не были проведены через избирательный фонд. На таком же основании отказали в регистрации и Омурбеку Текебаеву. Масалиев пояснил, что бумага была своя, которая осталась с выборов 2015 года, он ее оприходовал и дома через принтер распечатал. То есть расходов не было. Нигде в законодательстве не указано, что бланки должны быть распечатаны в типографии. Масалиев тоже намерен обратиться в суд, который должен поставить точку. Но, видя, какие выносятся судебные решения, надежды на справедливое решение нет. Но мы все равно будем добиваться законности в суде. И если не сейчас, то позже справедливость восторжествует. И люди, которые сегодня принимают незаконные решения, понесут ответственность.

— Почему, как вы считаете, вам препятствуют?

— Мне говорят, что не нужно было выступать с критикой в адрес президента, а дождаться регистрации кандидатом, а после говорить, что думаю…

— …как сделали некоторые политики, которые осмелились высказывать критику только после получения удостоверения кандидатов в президенты. Считаете ли вы, что гонения на вас начались из-за жесткой критики нынешней власти на съезде партии «Кыргызстан»?   

— Преследования начались не после съезда. Еще в прошлом году в октябре на заседании Жогорку Кенеша я жестко раскритиковал не только власть, но и политику Атамбаева. Открыто заявил, что президент поддерживает одну партию, тем самым, нарушая Конституцию, где написано: глава государства должен быть вне партии и даже своими действиями и намеками не должен поддерживать какое-либо политобъединение. СДПК семь лет без председателя. Понятно, кто ее возглавляет. Все окружение президента – экс-руководители аппарата Фарид Ниязов и Сапар Исаков, и заместитель Аалы Карашев, советники Икрам Илмиянов и Калыкбек Султанов, помощники и даже тогдашний премьер-министр Сооронбай Жээнбеков – являются членами политсовета этой партии. Я тогда назвал 17 назначений президента и все они являлись членами политсовета СДПК, депутатами от этой партии или бывшими в ее списках. Молчу уже про тех, кто имеет какое-то отношение к социал-демократам. А отметил только тех, кто официально причислял себя к эсдекам. И задал вопрос представителю президента в ЖК, есть ли в аппарате президента хоть один член другой партии. Я не говорю, о жестко оппозиционной «Ата Мекен», но любой другой, хотя бы входящей в состав коалиции большинства. Он не смог ответить. После этого начались гонения, возбудили уголовное дело по надуманному факту.

— Вашу партию называли «клоном СДПК», а вас причисляли к соратникам Атамбаева… 

— Моя критика в адрес президента и съезд партии доказали, что «Кыргызстан» не является проектом, «дочкой» или «филиалом» СДПК. Как и в любой другой партии, в «Кыргызстане» есть незначительные разногласия. Это свойственно не только молодым партиям, как наша, но и объединениям с 20-летним стажем. Присутствует человеческий фактор: люди, занятые бизнесом или имеют родственников-госслужащих, боятся власти. Такой момент присутствует во всех шести партиях, фракции которых сегодня представлены в Жогорку Кенеше.

— Нет ли раскола в партии из-за вашей позиции в отношении власти?

— Полярные мнения среди членов партии «Кыргызстан» есть, не отрицаю. Но раскола как такового нет. Ни в одной партии нет стопроцентного единства и согласия.

— Президент Алмазбек Атамбаев, выступая во время празднования Дня независимости, заявил, что в Кыргызстане идет «системная борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти». Но, в основном, все уголовные дела по коррупционным статьям возбуждены в отношении оппонентов власти. Вас ведь тоже привлекают сейчас по этой статье.

— Видя, список политиков, которых привлекают к уголовной ответственности, и по каким критериям возбуждаются уголовные дела, бесспорно можно сказать: это не борьба с коррупцией, а расправа с неугодными. Омурбек Текебаев, Аида Салянова, Алмамбет Шыкмаматов, Садыр Жапаров – все жестко критиковали власть. Ранее к ним вопросов со стороны правоохранительных органов не возникало. Но как только они заняли жесткую позицию по вопросу референдума, началось уголовное преследование. Все дела абсурдные.

На каждом уголовном деле остановлюсь. По Текебаеву: в суде даже не рассматривается, получал ли он деньги или нет, а обсуждают встречался ли лидер «Ата Мекена» с Маевским или нет. Получается, завтра любого можно засудить лишь за то, что он с кем-то встречался. Нет ни одного документа, что российский бизнесмен завез деньги в Кыргызстан. Миллион долларов – немаленькая сумма. И скрыть факт перевоза через границу невозможно.

Дело Саляновой тоже абсолютно абсурдное. Решения о продлении лицензии Елисееву было завизировано начальниками управления. Законных оснований для отказа не было. Возможно, была моральная сторона ее поступка. Другое дело, если бы она не продлила лицензию, то нарушила бы закон, так как уголовного дела или судебного решения в отношении Елисеева на тот момент не было.

Тоже самое и с делом в отношении Алмамбета Шыкмаматова. Задним числом установить, сколько стоил в 2011 году автомобиль 2000 года выпуска невозможно. Цена машины такой марки («Мерседес Бенц» Е-320) колеблется в пределах $5-6 тыс.  зависимости от состояния, цвета, комплектации.

Все эти дела не имеют никакой доказательной базы, как и уголовное дело против меня: решение об аннулировании статуса библиотеки и реализации здания было принято горкенешем за полгода до моего избрания мэром города Токмок. А мне вменяется в вину продажа этого объекта. Меня главой города назначили в августе 2008-го, а решение городским кенешем принято в феврале этого же года. Мы реализовывали здание бывшей библиотеки, которое было в аварийном состоянии на 80%.

Мне также вменяют, что я продал земельный участок. Я неоднократно направлял официальные запросы, когда был депутатом 5 и 6 созывов, и в ГРС мне ответили: земля находится в муниципальной собственности, принадлежит мэрии Токмока. Но меня обвиняют в том, что я ее продал. Кроме того, инвестор, который там должен был строить рынок, уже оплатил за этот участок еще в 2013 году, но ему землю не отдали. И деньги не вернули. И еще и ущерб мне предъявляют.

Все эти уголовные дела политически мотивированы, повторюсь, не имеют оснований и доказательной базы, их единственная цель – заткнуть рот политическим оппонентам.

— Верите ли вы в законное решение по делу, возбужденному против вас?

— Полгода назад я тоже заявлял, выступая в Жогорку Кенеше, что решения принимаются не в судах, а на 7 этаже Белого дома. Есть в аппарате президента завотделом по судебной реформе и законности Манас Арабаев, которые диктует судьям, какие выносить решения в отношении политиков. Я тогда с иронией заявил, что нет надобности содержать судебный корпус, пусть Манас выносит решения и исполняет функции Верховного суда. После таких высказываний на меня и начались гонения. На нашей позиции будет строиться будущее государства.

— За полгода ничего не изменилось? Меры в отношении этого Манаса Арабаева приняты?

— Ситуация никак не изменилась. Все решения по резонансным делам выносятся не по существу дела, а по указке из аппарата президента. Судьи несамостоятельны. Абсолютно невиновные люди и те, чья вина не доказана, сидят за решеткой. Минимум человек 10 знаю, которые бездоказательно получили длительные тюремные сроки.

— Намерены ли вы объединяться с кем-то из кандидатов или поддержать одного из них?

— Теперь, когда меня сняли с гонки, это неизбежный фактор. Я и ранее вел переговоры по объединению, поскольку считаю, что только общими силами можно противостоять тому беспределу, который сегодня творит ЦИК и власть, и победить кандидата от правящей партии.

Беседовала Махинур НИЯЗОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.