Артур Медетбеков. Нам надо думать о своей безопасности

0
8489

Тема возможного участия нашего военного контингента в Сирии продолжает муссироваться в обществе, тем более что весьма противоречива реакция официальных источников. Мы решили побеседовать с экспертом по вопросам безопасности Артуром Медетбековым.

— Последние разговоры поводу отправки наших ребят в Сирию очень неспокойны. Что вы знаете об этом, есть ли действительно такие опасения?

— По поводу отправки ребят в Сирию, то что с этим выступил депутат Госдумы, генерал-полковник Шаманов, это с одной стороны проверка реакции той части общества, населения Казахстана и Кыргызстана, возможно, что они сделают такое предложение для обеспечения миротворческих сил или мониторинга, но эти вопросы одним только предложением Госдумы России не решается. Надо смотреть в рамках каких соглашений этот договор могут подписать. Если в рамках ОДКБ, то должно быть решение Совета ОДКБ плюс решение парламентов откуда контингент отправляется. Хотя такие идеи кулуарно обсуждались в течение последнего полугода. Мне кажется, если этот вопрос вдруг решится, и ОДКБ, Совбез ООН вынесут свои решения, то это будет небольшая группа людей, которые возможно будут заниматься небольшой миссией.

Сегодня в Астане проходит пятый раунд переговоров по сирийскому конфликту с участием России, Ирана, Турции, а также наблюдатели из других стран присутствуют. И полевые командиры сирийских оппозиционных сил во главе с Али Ислам, но тем не менее вопрос стоит очень остро, потому что речь идет о зонах деэскалации, т.е. тех зон, где будет это обеспечиваться между правительствами, действующими полевыми командирами. К этому вопросу еще не подошли. И возможно будет обмен заключенными, но по последней информации о дополнительном привлечении других сил и государств, говорят, что присоединятся Америка, Израиль и Иордания. Израиль и Иордания, у них своих интересы, они граничат. И появление там киргизских военных очень туманно, это всего лишь разговоры на будущее.

В этом вопросе у нас уже неадекватно отреагировали, надо переждать, но и готовиться обязательно. И в Косове, в Югославии, в Африке были наши, но это по 1-2-3 человека, на контрактной основе. В любом случае в будущем участие нашего контингента не имеет военную основу. Так как там другие условия. Там нет фронта, нет фланга. Если они хотят приобрести опыт, то там все неопределенно, когда боевики днем мирные граждане, а ночью взрывают, то очень много конфликтных ситуаций, поэтому там должны быть специально подготовленные люди, со знанием также языка, географических мест расположения.

— Это больше такая разведывательная миссия, а не военные действия?

— Ни в коем случае наши не должны принимать участие в военных действиях. Даже российская армия не ведет военных действий, они обеспечивают в основном защиту своих баз. Там действительно не мало российских военных и гражданских лиц, но в открытую они боевые действия не ведут. Плюс они обеспечивают саперов и минеров, которые обезвреживают взрывные устройства. А так боевые действия, чтобы они шли фронтально, такого нет.

— Киргизов, завербованных уже 500 воюют на стороне боевиков, и если наши прибудут и будут поддерживать другую сторону, то не получится что они окажутся по разные стороны чужой войны?

— Сейчас там в составе ИГИЛ, «Джихад Анустра» около 700 человек из Кыргызстана, среди них 100-150 женщин. Те, кто воюет сейчас терпит большие потери, многие уходят, идет передислокация сил в Центральную Азию, Афганистан. И сейчас сколько на стороне моджахедов никто точно не знает. А то что Исламское движение Узбекистана, Свободного Туркестана, которые относились к Аль-Каиде, а сейчас присягнули ИГИЛ – это огромное количество людей во втором поколении. Они сейчас размещаются в Афганистане – талибы или игиловцы, они не противоречат друг другу и вполне сосуществуют.

— Мы, кыргызы – сунниты по исламу, а в Сирии воюют шииты и алавиты. Нам надо там вообще присутствовать? Нам ли с нашими силенками участвовать в таких войнах?

— Наши силы должны обеспечивать безопасность в нашей стране. У нас достаточно своих хлопот и забот.

— Террористические акты, происходившие в Кыргызстане за последние годы тоже настораживают.

— Я хотел бы сказать, что в Кыргызстане сейчас 18 запрещенных организаций существует. Есть международного характера, есть регионального. После того, как в мире заявило Исламское движение Узбекистана в начале 90-х, от него выросло еще несколько более мелких организаций. Союз исламского джихада — из них наиболее значительная. В Кыргызстане — это «Жайшуль Магди», после апреля 2010 года некоторые из них участвовали в событиях на юге в июне 2010 года. А также при штурме Белого Дома. Есть еще «Солдаты халифата» на юге. И мы должны четко понимать, что в Кыргызстане есть свои проблемы с новыми видами экстремистских и террористических организаций. Даже далеко не надо ходить. События, которые произошли недавно среди учителей и студентов в Нарыне, когда на коленях их заставили просить прощения у местной молодежи, это ведь по сути межрелигиозный конфликт. Исмаилиты шиитского направления и наши сунниты. Отдельные наши богословы, имамы открыто призывают к тому, чтобы близко не подпускать к себе шиитов и тому подобное, хотя у нас свободное вероисповедание, и на этой почве очень много конфликтных ситуаций. Особенно у молодых людей. Не дай Бог, если авторитарным решением от нас какой-то батальон пойдет в Сирию, это и в мусульманском мире, среди суннитов будет плохо расценено. Весь мусульманский мир суннитского толка рассматривается, как враги действующего режима в Сирии. И Кыргызстан могут включить в список стран, куда будут направляться боевики для совершения терактов.

Еще раз хочу подчеркнуть, что у нас много разного рода ячеек, и «спящего» характера. Помните, когда произошел взрыв в Китайском посольстве? Работали только 2 человека, команду получили от лидера уйгурских сепаратистов, в составе «Джихад Анустры» и совершили этот взрыв. Поэтому на сегодня таких «спящих» ячеек достаточно, не всех получается выявлять, не всех предотвращать. А то что озвучили, что 17 терактов предотвратили, это на самом деле очень мало. Тоже недавний случай, когда 4 человека на границе с Таджикистаном поймали, тех кто имел намерение совершить теракт, а в Баткенской области были уже факты, когда с флагами ИГИЛ разъезжали на машинах, такая тенденция есть.

В 2009 году силами правоохранительных органов были выявлены и предотвращены радикально настроенные элементы в Ноокате «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» и они, более 20 человек, были осуждены на различные сроки. А 10 мая 2010 года, когда пришло временное правительство, их выпустили, объявили им амнистии. Они не имели на это полномочий. Самый парадокс, что уже в июньских событиях несколько человек из них были опять задержаны – за погромы, различные преступления. Остальные ушли, а где они сейчас находятся – либо в составе ИДУ, либо ИГИЛ. Вот пожалуйста, когда политики заигрывают с экстремистами. Второй случай, когда представители «Жайшуль Магди» в 2010 году участвовали в штурме Белого дома. А потом якобы участвовали в миротворческой миссии в Оше, а на самом деле они готовились, вооружались и в 2011 году совершили несколько погромов, тогда погибло 5 сотрудников правоохранительных органов. Вот когда политики приходят во власть, не понимая с кем имеют дело. Или окружение неправильно влияет.

И я бы хотел сказать, что здесь в борьбе с религиозным экстремизмом надо не только со стратегическими партнерами взаимодействовать, но и с международным сообществом.

— Строительство мечетей, открытие медресе настораживает не меньше. Что будет с нашим поколением кыргызов?

— Кыргызстан – светское государство, но парадокс в чем заключается? Когда нет в стране национальной идеологии, нет рабочих мест, когда налицо социально-экономический кризис, когда в стране каждые пять лет происходят всякие разного рода перевороты, когда в стране идет активизация радикального ислама, естественно, мы будем пожинать плоды такого рода развития ситуации. Ну, а то что не ведется разъяснительная работа – это еще одно большое упущение. Муфтии меняются каждый год. И век такой – информационного прогресса, когда не обязательно людей собирать, достаточно религиозно настроенной личности взять камеру и записать свою проповедь, а потом выложить в интернет. Это получает мощнейшее распространение.

У нас в стране уже 2700 мечетей, около 90 медресе, молельных комнат, намазкана вообще неизвестно сколько, они регистрацию не проходят, никто не знает сколько их. Миссионеры идут к нам со всего мира. И преподают ислам по-своему. И наши молодые ребята выезжают на учебу. Например в Пакистан, где больше половины медресе экстремистского толка. То же самое на Ближнем Востоке, в Йемене, в Иордании. И в самом ДУМКе существует направление двух школ – с одной школы Ближнего Востока и местного значения. И на этой почве у них постоянные трения идут. А самой концепции по религиозному образованию нет.

— Чем все-таки притягательны эти искаженные проповеди?

— То, что я сказал уже выше – отсутствие национальной идеологии и т.д. И на сравнении. Религиозные экстремисты что говорят? Смотрите, что показывают по телевидению, процветает проституция, бандитизм и рэкет, коррупция. Мздоимство. Всеобщая организованная преступность. И говорят, а при нас такого не будет, все будут равны, наступит всеобщая справедливость.

— Если лидеры государства воруют, говорят глупости, то конечно.

Но есть и другая крайность, когда сотрудники правоохранительных органов, бегая за сенсациями иногда допускают грубейшие нарушения нормативно-правой базы. Если в широких штанах, или по- другому молятся, то начинают их сажать, а за ними тоже есть люди и они начинают радикализироваться. Не забывайте, что «Таблиги Жамаат» у нас является незарегистрированной, но признанной. У них два направления, оба дааватческие, но плохо, что они ведут работу в таком направлении, что не надо водить детей в школу, прививки делать, работать. Они выступают против многих решений правительства, указов, по-своему живут, сеют безграмотность, свой образ жизни, который не соотносится с бытом кыргызов. Идут по селам, домам, стучатся, мешают жить простым гражданам. Сейчас обсуждается, как запретить или ограничить их деятельность.

Идеологи ИГИЛа, «Аль-каиды» высокообразованные люди, профессора. И что самое главное, они уже вкладывают свои ресурсы не только в войну, а в науку, медицину, банковскую систему. Наращивают финансовый капитал.

Так что опасения не беспочвенны. Нам надо думать о своей безопасности и обеспечивать ее здесь.

Записала Замира СЫДЫКОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.