«Это не наша война», «Мы в этом не намерены участвовать»

0
7956

22 июня агентство «РИА Новости» со ссылкой на председателя комитета Госдумы по обороне, бывшего командующего ВДВ России, генерал-полковника Владимира Шаманова сообщило, что в зонах деэскалации в Сирии могут быть размещены военные из Казахстана и Киргизии. Это в буквальном смысле взорвало интернет.

«Идут сейчас переговоры, прорабатывается вопрос. Есть намерения и начало переговорного процесса, решение пока не принято», — заявил Шаманов. Тогда депутат также пояснил, что параллельно идут переговоры и с Турцией. В свою очередь представитель президента Турции Ибрагим Калын сообщил телеканалу Haberturk, что в ходе переговоров со спецпредставителем президента России по Сирии Александром Лаврентьевым обсуждалась возможность размещения в зонах деэскалации в Сирии казахских и киргизских военных. Как известно, Казахстан, Кыргызстан, вместе с Россией, Арменией, Таджикистаном и Белоруссией входят в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

«Однако все это требует детальной работы, рассматриваются карты: кто откуда войдет, сколько солдат и где расположат. То есть 300 или 500 солдат нужно? Сейчас в Идлибе проживают более миллиона человек. Сейчас военные обсуждают, сколько солдат нужно для такого количества населения. Мы ожидаем, что на июльской встрече в Астане эти вопросы будут конкретно обсуждаться», — пояснил Калын (цитата по «РИА Новости»).

«Начало обсуждения приглашения военных из Казахстана и Киргизии не могло состояться без согласия Дамаска, так как это касается суверенитета страны, и гарантий со стороны России», — заявил РБК лидер сирийской оппозиционной группы «Хмеймим» Ильян Масаад. Он предполагает, что гаранты перемирия в Сирии (Россия, Турция и Иран) договорились, чтобы наблюдатели в зонах деэскалации были из тех стран, которые выберет Россия и одобрит сирийское правительство. «По всей видимости, было решено, что это должны быть мусульманские страны, не вовлеченные в сирийский конфликт и поддерживающие позиции Москвы и Дамаска по конфликту», — пояснил он.

Меморандум о создании четырех зон безопасности в Сирии на линиях соприкосновения правительственных и оппозиционных войск делегации из России, Ирана и Турции подписали 4 мая 2017 года. В соответствии с документом эти зоны должны располагаться в провинции Идлиб и некоторых частях провинций Латакия, Алеппо и Хама, Хомс, Дераа и Эль-Кунейтра, а также в пригороде Дамаска Восточной Гуте. Вдоль границ зон деэскалации планируется создать «полосы безопасности» с контрольно-пропускными и наблюдательными пунктами, а внутри них должны быть запрещены любые боевые действия между конфликтующими сторонами. Министр иностранных дел России Сергей Лавров говорил, что установленный для четырех зон безопасности в Сирии режим деэскалации в будущем будет распространен на всю территорию страны.
Реакция последовала незамедлительно. «Это не наша война», «Мы в этом не намерены участвовать», — стало распространяться в соцсетях.

Первыми с опровержением выступили казахи. Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов заявил: «С нашей стороны, со стороны Казахстана, могу вас уверить, что мы не ведем никаких официальных переговоров относительно направления наших военнослужащих в Сирию. Заложниками мы – ни Казахстан, ни Кыргызстан – как суверенные, независимые, также очень хорошо сбалансированные в своей внешней политике страны, никогда не станем». Он отметил, что для Казахстана «принципиально важным условием для рассмотрения возможности направления своих миротворцев в любую горячую точку мира является наличие резолюции Совбеза ООН… и соответствующего мандата этой организации».

В заявлении МИД в Астане говорится также, что принципиально важным условием «даже для рассмотрения возможности направления своих миротворцев в любую горячую точку мира» для Казахстана, является наличие резолюции Совета Безопасности ООН и соответствующего мандата ООН. Об этом же сказал президент Атамбаев. Он заявил, что отправка киргизских военнослужащих в Сирию – «это очень непростая вещь». «И если этот вопрос хоть когда-нибудь поднимется, то для него, во-первых, нужно решение всех стран ОДКБ, резолюция ООН, и потом окончательно это решает парламент страны. Если когда-нибудь, видимо, уже это будет ни при моем президентстве, этот вопрос возникнет, то Кыргызстан должен направлять туда не регулярные части и соединения, но, если будут какие-то желающие из числа кадровых военных, офицеров». По его словам, на встрече с президентом России Путиным этот вопрос вообще не обсуждался.

Однако секретарь Совета безопасности Темир Джумакадыров противоречит президенту. “Вопрос по направлению миротворческих войск Кыргызстана в Сирию поднимался на Совете постоянных представителей ОДКБ в этом году”, — заявил он Zanoza.kg, комментируя информацию о том, что Россия ведет переговоры с КР и Казахстаном об отправке военных в Сирию. По его словам, в Совете ОДКБ обсуждался вопрос о создании зоны деэскалации конфликта в Сирии, но в дальнейшем своего развития он не получил.

Признался в этом и глава МИД Кыргызстана Эрлан Абдылдаев 23 июня: «Такие консультации прошли в рамках ОДКБ по инициативе российской стороны, однако какого-либо развития вопрос не получил». Кто именно проводил такие консультации, Абдылдаев не сообщил. Однако если вспомнить недавний саммит министров обороны ОДКБ в Минске, то такие консультации там вполне могли быть. 13 июня генеральный секретарь ОДКБ Юрий Хачатуров по итогам саммита сообщил журналистам, что помимо основных плановых вопросов в узком составе «главы военных ведомств стран ОДКБ на заседании в Минске обсудили вопросы, связанные с обеспечением безопасности за пределами зоны ответственности организации». Была ли это Сирия – неизвестно, — пишет газета.

Российские эксперты на этой неделе не унимались. «Казахстан и Киргизия могут быть заинтересованы в участии своих военных в сирийской операции и использовать для этого миротворческий механизм ОДКБ» — говорили они в своих интервью российским СМИ.

«Для Казахстана и Киргизии отправка их войск в Сирию — интересный опыт, отметил в разговоре с РБК главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. — Во-первых, это способ увеличить свой вес на международной арене, а во-вторых, возможность обкатать свои войска в боевой обстановке. «У Киргизии армия порядка 20 тыс. человек, у Казахстана — не более 50 тыс. человек. При этом численность армии этих стран и то, сколько военных они смогут отправить в Сирию, не находятся в прямой зависимости». Он напомнил, что у ОДКБ есть коллективные миротворческие силы. «Если решение об отправке будет принято, то в рамках этого объединения», — полагает Фролов. По его мнению, Казахстан и Киргизия предоставят небольшой контингент — максимум несколько сотен человек.

«Участие киргизских и казахских военных — хорошая возможность пропиарить ОДКБ, показать, что ее участники смогли выделить контингенты для поддержания порядка и обеспечить примирение сторон в Сирии», — считает руководитель отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов.

Военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев отмечает, что «видимо, у наших союзников нет понимания и солидарности по участию в обеспечении безопасности в регионах, где действуют террористы. А ведь в Сирии среди боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) немало выходцев из Казахстана и Киргизии. Почему бы этим странам вместе с РФ не навести там порядок?» – задает вопрос эксперт.
Однако российский военный аналитик Александр Гольц кыргызской службе радио Свобода» («Азаттык») подтвердил, что это больше в интересах России. «Россия старается свести до минимума свое участие в наземной операции. А поддержание зон деэскалации требует если не значительного, то некоторого количества сухопутных войск, и здесь Кыргызстан и Казахстан могут оказаться очень кстати. России нужна живая сила. Еще раз повторю, что Россия очень осторожно подходит к своему участию в наземных операциях. Для того, чтобы контролировать режим деэскалации, нужен существенный контингент войск. И тут уж помощь со стороны Казахстана и Кыргызстана лишней точно не будет. Еще раз, Россия очень осторожно к этому относится, потому что, если солдат на земле, всегда есть риск что его убьют. А для российской власти очень существенно избежать большого количества жертв среди своих войск», — считает российский эксперт. «Печальный опыт организации подобных зон, свидетельствует, что как только создаются такие зоны деэскалации, они становятся очень притягательными для сторон, участвующих в военном конфликте. Это хорошее место, куда можно подвести свои потрепанные в предыдущих боях подразделения, переформировать их и так далее. В общем, режим деэскалации больше нарушается, чем соблюдается. И те, кто будет его обеспечивать, так или иначе, окажутся вовлеченными в этот сирийский конфликт», — уверен Гольц.

На вопрос «Азаттык» отвечает ли национальным интересам участие Кыргызстана и Казахстана в сирийской операции по предложению России, Гольц ответил прямо: Не думаю, если честно, что в интересах этих стран участвовать в этой операции. С одной стороны, конечно, это подрывает их международный престиж, но с другой – любое участие в сирийской операции означает, что какие-нибудь боевики ИГИЛ будут рассматривать эту страну в качестве своего противника. При том, что Кыргызстан и Казахстан находятся довольно близко к турбулентному Афганистану, я не думаю, что серьезное участие в сирийском конфликте в интересах этих стран».

Местные эксперты продолжают задаваться вопросами: «Нужна ли нам эта война?», «Чья она?», «А что мы будем делать, когда, не дай Бог, пойдет груз 200?»
Александр Зеличенко, эксперт по вопросам безопасности: «Надо понять, в качестве кого могут поехать кыргызстанцы? Если в качестве полиции, то, по сути, сейчас они станут теми же военными, которые охраняют мирное население. Это станет своей военной миссией. В любом случае надо ждать решения сверху.

Во всей ситуации необходимо знать четкий ответ, какие войска это будут. Потому что одно дело — миротворческая миссия ООН, охраняемая множеством пактов, конвенциями и соглашениями, и совершенно другое — ОДКБ. Надо понимать также, что в Сирии идет самая настоящая война, артобстрелы и налеты».

Артур Медетбеков, эксперт по вопросам безопасности: «Вообще это сложно обсуждать, ведь ни у Кыргызстана, ни у ОДКБ нет особых договоренностей. По уставу ОДКБ организация охраняет в первую очередь собственные границы. На основе каких международных документов военные будут находиться там?

Сейчас ведется подготовка к выборам, и это вряд ли будет рассматриваться в ближайшее время. Эта информация имеет больше политическую окраску. Хотелось бы подчеркнуть тот факт, что мы должны использовать собственную армию в интересах суверенитета Кыргызстана. Есть как плюсы, так и минусы от поездки в Сирию. С одной стороны, это повысит угрозу террористических актов и нападок со стороны международных террористических сил на КР. В этом случае есть риск возникновения межрелигиозных внутренних конфликтов. Мне кажется, что о вводе миротворческого контингента со стороны Кыргызстана говорить рано, тем более что об этом не говорилось нигде официально. Главное же, Кыргызстан в первую очередь должен заняться безопасностью внутри страны».

По материалам СМИ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.