Каталепсия Концепции внешней политики КР

0
9816

Внешняя политика, как известно, является одним из ключевых инструментов реализации национальных интересов. Будучи сферой очень специфической и сложной, ее эффективность во многом зависит, кроме прочего, от ее реалистичности и последовательности. Она должна быть глубоко продуманной, тщательно выверенной и взвешенной. Все эти характеристики должны закладываться в различные доктрины, стратегии и концепции. Актуальнейшие принципы кыргызской внешней политики закреплены в ее нормативно правовой базе, включая один из основополагающих документов – Концепции внешней политики Кыргызской Республики (далее, Концепция).

Концепция- это система взглядов на содержание, принципы и основные направления внешней политики государства. Т.е. если предположить, что вы не знаете ничего о внешней политике какой-то страны, вы можете взглянуть на ее концепцию внешней политики и получить представление о том, что это за страна, каково ее стратегические видение ситуации в мире, в собственном регионе, как она рассматривает международную проблематику, отношения с какими странами играют для нее первостепенное значение и так далее. Она должна разрабатываться исходя из ее жизненно важных интересов и практических целей.

На официальном сайте Министерства иностранных дел КР (www.mfa.gov.kg), в разделе «Информация о Министерстве. Нормативно правовая база, Перечень нормативно-правовых актов КР по предметным тестам, для сдачи в Государственной кадровой службе», также размещена Концепция внешней политики, утвержденная Указом Президента КР № 2 от 10.01. 2007. Чтобы разобраться в принципах внешней политики КР, посмотрим какого курса должна придерживаться кыргызская дипломатия, в соответствии с ее Концепцией.

Документ этот ставит читателя в ступор, как говорится, уже с первых строк. «Принятие настоящей Концепции продиктовано целесообразностью ускорения происходящих преобразований в стране после революционных событий 24 марта 2005 года», — огорошивает она уже на пятой строчке. Принятая в 2007 году, она с тех пор так и не обновлялась. Страна уже давно живет в другой эпохе, была революция 2010 года, Кыргызстан принял новую Конституцию (которая куда-то подевалась), сменилась форма правления, изменилась международная обстановка, мир стал другим, а вся внешняя политика Кыргызстана продолжает жить и строится по целям и задачам, заявленным еще в 2007 году.

Концепция безвозвратно устарела. Сегодня не только Кыргызстан другой, сегодня кардинально поменялась вся система международных отношений. За это время Кыргызстан вступил сначала в Таможенный союз, а затем стал полноправным членом Евразийского союза. На передний план международной жизни вышли события на Украине, имевшие последствия в виде санкций для России и всех ее партнеров, а позднее и война в Сирии, которая ввернула весь регион в хаос и возбудила стереотипы времен холодной войны. Не пора ли было уже давно и, возможно, не раз переписать Концепцию, ведь во всех странах она обновляется периодически, принимая во внимание новые веления времени?

Вообще читая текст документа, можно с горечью отметить, что то и дело поднимается вопрос об ее авторах. Это кто же ее писал то? Даже если не вдумываться в содержание текста, чисто с лингвистической точки зрения, многие ее формулировки звучат крайне неловко, если не сказать «коряво». Чего стоит, например, фраза: «Кыргызстан, как развивающаяся страна, продолжает находиться на переходной стадии своего развития». Либо следующая формулировка: «Внешняя политика Кыргызстана направлена на выработку мер доверия в структуре многопланового и взаимовыгодного сотрудничества с основными центрами международной политики континента: Российская Федерация, Китайская Народная Республика, Соединенные Штаты Америки, Европейский Союз, Федеративная Республика Германия, Япония, Республика Индия и Турецкая Республика.

Во-первых, не очень понятно, что должна означать формулировка «выработка мер доверия в структуре многопланового и взаимовыгодного сотрудничества с основными центрами международной политики континента» и почему в списке стран, которые приведены далее, наряду с Европейским союзом, отдельно выделена Германия, и не упоминается, скажем, наш другой крупнейший европейский донор -нейтральная Швейцария? Или почему здесь говорится о Республике Индия, и ни словом не упоминается Иран, который и расположен ближе, и с которым у нас тесные торговые, экономические и культурные связи, может даже и на более высоком уровне?

Также не понятно, почему в этой части документа, где говорится о «континенте», подразумевая видимо «Евразийский континент» упоминаются США? Соединенные Штаты ведь расположены совсем на другом континенте. Понятно, что Америка, будучи глобальной державой, имеет политическое присутствие во всем мире и, несомненно, является одним из «центров международной политики» просто по факту своей глобальности, и ссылка на ее «континентальность» здесь, возможно, фигуральная. Но Концепция внешней политики не журнальная статья, а основополагающий внешнеполитический документ целого государства, и в нем каждая формулировка должна быть выверена, и каждая запятая стоять на своем месте.

Говоря об отношениях с США, в Концепции все еще говорится о военной базе. «Расположение военных баз Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки на территории страны создает уникальные геостратегические возможности. Это обстоятельство выдвигает перед системой внешней политики республики особую ответственность». Уже не только базы нет, но даже и международного логистического центра коалиции, который был выведен из Кыргызстана еще в 2014 году, а Концепция все еще утверждает, что «Кыргызстан видит значительные возможности обеспечения своего развития и безопасности в укреплении и расширении сотрудничества со странами Антитеррористической коалиции».

В целом в документе достаточно ставших курьезными на сегодняшний день моментов, таких как, например «продолжения курса сближения» с несуществующей более «Большой восьмеркой», или порой смехотворных определений типа, проведения «наступательного курса в сотрудничестве с международными и региональными финансовыми институтами». Описывать все подробно и детально нет ни сил, как говорится, ни возможностей. Здесь приведены лишь некоторые неоднозначные и вопиющие моменты, как например формулировка: «Интеграция в рамках евразийского пространства предусматривает делегирование определенных полномочий наднациональным структурам по обеспечению безопасности и экономического развития». Хороша же внешнеполитическая концепция страны, в которой заранее заложены пути «предусматривающие делегирование» своего суверенитета каким-то наднациональным структурам в вопросах обеспечения ее безопасности, ничего не скажешь!

Совершенно непонятно, для чего в концепции отдельной темой выделяется значение сотрудничества с международными транснациональными корпорациями. «Кыргызстан придает большое значение возможностям, заложенным в транснациональных корпорациях (ТНК) и международных неправительственных организациях (НПО)». Во-первых, у нас нет никаких транснациональных корпораций, разве, что завод по разливу «Кока-колы», во-вторых, транснациональные корпорации имеют неоднозначную международную репутацию. Из 100 крупнейших экономик мира, 52 принадлежат корпорациям, и только 48 странам. Имея под контролем огромные финансы, порой превосходящие бюджеты целых стран, корпорации способны влиять на политику не только отдельно взятых государств, но и целых регионов. Во многих странах Запада уже длительное время принимаются специальные анти-трастовые меры, ограничивающие влияние корпораций, и поэтому стоило ли сотрудничество с ними специально выделять в Концепции внешней политики?

В заключение, хотелось бы привести еще одну цитату из документа, утверждающую что: «Удаленность центров политической активности от Кыргызстана и внутренняя изолированность обуславливают необходимость привлечения дополнительных ресурсов в решении задач внешней политики». Да, Кыргызстан расположен внутри континента, но Кыргызстан не является «внутренне изолированной» страной, удаленной от «центров политической активности». Любой другой документ мог бы так характеризовать республику, но только не ее внешнеполитическая концепция. Наоборот, она должна была позиционировать Кыргызскую Республику как транзитную страну, расположенную на древних путях Великого шелкового пути, стремящуюся стать международным транспортным и коммуникационным хабом, и имеющую для этого все возможности. Об этом, вскользь упоминается где-то в документе, но этого недостаточно. Именно идея транзитного, а не удаленного и изолированного государства должна была стать лейтмотивом документа, проходить через него красной линией.

Концепция, конечно должна быть переписана, и возможно над ней уже работают. Об этом также упоминается на сайте МИД КР, что одной из задач, согласно Национальной стратегии устойчивого развития КР на период 2013-2017 гг., является разработка и принятие новой Концепции внешней политики. Учитывая, что до 2017 г. осталось два месяца, возможно документ выйдет в ближайшее время.

Ильяс Бекболотов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.