Когда память коротка…

0
10711

Президент переходного периода Роза Отунбаева претендует на позицию Верховного комиссара ОБСЕ по делам нацменьшинств. Сообщается, что бывшая глава государства уже прошла первое слушание. Информацию Res Publica на условиях анонимности подтвердили в бишкекском офисе организации.

Что это за должность? В справочниках говорится: Верховный комиссар по делам нацменьшинств – должностное лицо ОБСЕ. Основной метод работы – «тихая дипломатия», задачи – раннее предупреждение конфликтов и срочные действия по предотвращению перерастания межэтнической напряженности в конфликт. Комиссар назначается на трехлетний период, который может быть продлен еще на один срок.
В декабре прошлого года в соцсетях распространялась информация о том, что участница двух госпереворотов в КР готова выдвинуть свою кандидатуру на пост генерального секретаря ООН от КР. Однако Алмазбек Атамбаев тогда ее не поддержал. Теперь вот должность верховного комиссара ОБСЕ. И не какого-нибудь, а по делам нацменьшинств. Отунбаева в межэтнических вопросах «большой спец». Чего стоят ее давления на суд по делам представителей этнического меньшинства на юге страны после 2010 года. Не говоря уже о полноте ответственности за сам конфликт, в результате которого, по официальным данным, погибли более 500 человек, и столько же пропали без вести. Июньская трагедия случилась спустя два месяца после прихода к власти временного правительства, возглавляемого Розой Отунбаевой. Руками по локоть в крови временщики провели референдум спустя две недели после конфликта, где утвердили Отунбаеву президентом переходного периода.

Об оказываемом временным президентом давлении на суд по делу Азимжана Аскарова рассказывал и бывший генпрокурор Кубатбек Байболов. В интервью международной обсерватории по защите прав правозащитников он заявил, что «временно исполнявшая в то время обязанности президента Роза Отунбаева дала суду прямое указание приговорить Аскарова к пожизненному лишению свободы».

Стоит напомнить, что в бытность ее главой государства началось массовое закрытие школ с узбекским языком обучения (129 в 2008 году против 91 – в 2012-м). Причины назывались самые разные – от желания самих жителей до отсутствия учебников и массовой миграции представителей нацменьшинств. На кыргызский язык обучения перешли и университеты на юге страны, где большинство населения говорит на узбекском. Позже в стране перестали проводить общереспубликанский тест на узбекском языке. Чиновники из Минобразования считают, что в этом «нет смысла» и «нерентабельно».

Похоже, не видела смысла Отунбаева и в узбекскоязычных СМИ. До ее прихода к власти только в Оше насчитывалось три телеканала и две газеты на узбекском языке. Владельцы всех пяти СМИ были представителями нацменьшинства. После ее ухода с поста президента владельцы всех пяти СМИ уже находились за пределами КР, один канал так и не вернулся в эфир, а два других и печатные издания перешли в руки этнических кыргызов и стали вещать и писать на государственном языке.

В 2011 году Комитет защиты журналистов выступил с заявлением, в котором призвал власти КР, и президента переходного периода в частности, «немедленно прекратить наблюдающиеся репрессии в отношении представителей СМИ узбекской национальности».

Такого ли «специалиста» по предупреждению конфликтов и срочным действиям по предотвращению перерастания межэтнической напряженности в конфликт хотят видеть в должности Верховного комиссара в ОБСЕ?

Махинур НИЯЗОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.