Уроки 1916 года

0
556

На эту тему мы беседуем сегодня с известным историком, публицистом Элери Битикчи.

Как считает Э.Битикчи, “Указ президента «О столетии трагических событий 1916 года» обозначил две составляющие оценки. Это было национально-освободительное восстание против царского колониализма. Последующий за поражением восстания массовый исход (Үркүн) стал трагедией кыргызского народа. Трагедии такого масштаба, несомненно, могут стать не только способом мобилизации вокруг идеи памяти, но и создать условия, при которых обществу будет нанесена травма. Социальные травмы, созданные вокруг трагедий, играют скорее отрицательную, нежели положительную роль в развитии данного общества. Память о перенесенной трагедии порождает действия, которые направлены на недопущение подобного в будущем. Это может быть милитаризация, чтобы быть способным защитить себя, укрепление государственных механизмов. Примеры Израиля и Армении, где мобилизация шла вокруг подобных трагедий, показывают, что образуется государство, фактически мононациональное и готовое воевать со всеми за выживание. Поэтому память о таких трагедиях может породить и недоверие к чужакам, поиск потенциальных врагов, желающих уничтожить данный народ.

Уроки, извлеченные нашим обществом из трагедии 1916 года, должны учитывать последствия социальных травм для самого общества. С одной стороны, память о трагедии сама по себе важна, но с другой стороны память должна быть сконцентрирована на внутренних, а не внешних причинах. Внешнее в данном случае — это Россия.

— Сейчас в КР раздаются голоса о том, что Россия должна признать геноцид кыргызов в 1916 году, принести извинения и даже выплатить компенсации. Это делается на примере Холокоста и отношений Германии и Израиля?

— Я не думаю, что будут работать аргументы тех, кто говорит, что термин геноцид был введен в 1948 году и не имеет обратной силы, то есть не может быть применен для событий до этой даты. Так как существует и прецедентное право, и геноцид армян был признан многими странами, членами ООН, геноцидом. Таким образом, это положение уже не работает. Извинения и компенсации были принесены Германией (западной) в условиях оккупации союзными державами, при этом отказавшихся от репараций и более того оказывавших финансовую помощь. Кроме того, извинения были принесены тем поколением политиков, которые были современниками нацистского режима. Поэтому по прошествии ста лет, с поколениями, которые не имеют отношения к тем временам, требования извинений кажутся бесперспективными.

— Сегодня официальные власти пытаются компенсировать трагедию 1916 года старыми советскими подходами. Да царская Россия — это плохо, но советская власть принесла кыргызам спасение и более того прогресс и процветание.

— Но это не будет работать, прежде всего, потому, что здесь много фальши. Во времена военного коммунизма в Туркестане продразверстка касалась именно коренного населения, в результате чего был голод 1918 — 1924 гг., когда погибло по разным данным до 2,5 миллионов представителей народов Центральной Азии. Сейчас трудно ответить, сколько кыргызов погибло из-за 1916 года и политики военного коммунизма, но цифры могут быть вполне сопоставимы.
Кроме всего прочего существуют вещи на порядок выше, касающиеся не восстановления справедливости по отношению к жертве, а справедливости вообще. Что есть общего между извинением целого народа и геноцидом? Это, прежде всего, применение коллективной ответственности к целому народу. Когда совещание руководителей Туркестанского генерал-губернаторства, руководимое генерал-губернатором Куропаткиным, приняло решение зачистить «земли, обильно пролитые кровью русских» от кыргызов — оно применяло коллективную ответственность по отношению ко всем кыргызам, независимо от того были ли они «бунтовщиками» или нет.

Точно также, когда речь идет об извинениях со стороны целой страны — применяется коллективная ответственность, поэтому здесь можно проводить параллели и становиться схожими с царскими палачами. Мы не должны применять коллективную ответственность, если не хотим уподобляться тому же Куропаткину, который, кстати, спокойно жил и при советской власти до 1925 года. Следует говорить о личной ответственности главных людей, принимающих решение и непосредственных исполнителей.

Ведь почему отменяется смертная казнь? Потому что возможна судебная ошибка и может быть казнен невинный. Точно также и в применении коллективной ответственности. Если будет хоть один человек, который был невиновен в истреблении кыргызов, почему он должен нести ответственность?

— Чему нас должно учить наше прошлое?

— Прошлое должно учить тому, какими мы должны быть сейчас и какими мы должны воспитывать своих детей. 1916 год и последующие события — это времена, когда человеческое почти что забылось. И главный урок, который должен быть усвоен нами — это сохранение человеческого, несмотря ни на что. Поэтому так важны примеры того, как люди спасали друг друга, несмотря на то, что оказались в разных лагерях, как делились самым последним, как отказывались выполнять приказы, как не убивали, рискуя быть убитыми. Таких случаев было не так много, но мы должны учить не тому, что было, а тому, что должно было быть. Вспомним фильм «Список Шиндлера», где евреи прославляют немца, потому что он был Человеком и поэтому видел других людей, а не существ, подлежащих уничтожению. Это позволит говорить всю правду, а не полуправду нужную той или иной стороне. Наоборот, самая ужасная правда, всего лишь подчеркивает человечность, пускай даже в виде ее исключений. Но ведь цель в том, чтобы эти исключения стали правилом.

Беседовала Солто Темир.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.