Клара Сооронкулова: «Публичные лица должны быть терпимы к критике в СМИ в силу своего особого статуса»

0
1271

— Даже ленивый у нас говорит о судебной реформе. Вот и Атамбаев заявил, что она провалена. Что под этим подразумевается?

— Печальны признания главы государства. Если вы помните, судебная реформа была его главным предвыборным “коньком” и самым громким обещанием после избрания. Исходя из этого, если судебная реформа провалена, значит надо делать соответствующие выводы о том насколько оправдались надежды избирателей.  Лично я считаю, что судебная реформа и не начиналась. Основным показателем эффективности проводимых реформ является уровень доверия населения к судам. К примеру, по результатам последних социологических исследований в Грузии он составляет 66%, а буквально лет пять назад был не более 5%. У нас этот уровень был и остается катастрофически низким. Если главной целью тех, кто хочет реформировать систему является подконтрольность и манипулируемость судей, о какой реформе вообще может идти речь?!

— Все ли проблемы в отборе судей, на что все время это списывают?

— Отбор судей является одним из главных условий успешности реформы. Да, мы видим, что идет процесс обновления судебной  системы новыми кадрами. Но при нынешних критериях и процедурах отбора, слабой профессиональной подготовленности новых кадров, эффективность правосудия остается под большим вопросом. Также немаловажно, дадут ли новым судьям возможность быть независимыми, не станут ли они “своими”? В вопросе доверия к судам имеет существенное значение фактор доверия населения к отбирающему их органу. Судей должны отбирать люди, имеющие высокий профессиональный авторитет и общественное признание. Увы, большинство членов Совета по отбору судей неизвестны ни в профессиональной, ни в общественной среде.

— Одним из вопросов конституционной реформы касался создания пленума Верховного суда. Что вы думаете о целесообразности этой надстройки?

— Пленум Верховного суда предусмотрен самой Конституцией. Он существует и можно наблюдать некоторую его активность в последнее время. Это очень важный и нужный орган. Приведу вам пример. 13 февраля 2015 года состоялся пленум ВС КР “О судебной практике по разрешению споров о защите чести, достоинства и деловой репутации”. В пункте 21 постановления пленума судам предписывается обратить внимание на особенности рассмотрения подобных споров с участием публичных лиц.  Приведу буквально: “Дела о защите чести, достоинства или деловой репутации публичных фигур имеют свои особенности.

Публичными фигурами являются лица, которые занимают государственные должности и/или пользуются государственными ресурсами, а также все те, кто играет значительную роль в общественной жизни (в политике, экономике, искусстве, социальной сфере, спорте или в любой другой отрасли).

В соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ.

Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Публичные лица открыты для освещения их слов и поступков.

Вместе с тем, необходимо различать конструктивную критику от необоснованного “шельмования”, “очернения” какого-либо лица, преследующих цель унизить его достоинство, запятнать его репутацию, дискредитировать.”

Как видите, мнение пленума однозначно. Публичные лица должны быть терпимы к критике в СМИ в силу своего особого статуса.

Судьи обязаны руководствоваться разъяснениями пленума, вытекающими из обобщения судебной практики с тем, чтобы законы применялись единообразно, чтобы для судей закон не был “дышлом” (куда повернул, туда и вышло).

— Конституционная палата нам нужна, если все равно Конституция нарушается сплошь и рядом?

— Нам нужна независимая, честная, компетентная Конституционная палата. В противном случае от нее будет больше вреда, чем пользы. И мы это уже проходили.

— Расскажите немного о себе. Мы узнали о вас не так давно, но вы завоевали общественное уважение за мужество признать биометрию неконституционным нововведением в избирательный процесс. Остались без работы. Что испытывали тогда и как сложилось все теперь — работаете?

— Хочу вас поправить, мужество заключалось в открытом обращении к общественности о явном, наглом вмешательстве администрации президента в осуществление конституционного правосудия. Возможно, это был беспрецедентный поступок. К сожалению, он имел последствия только лично в отношении меня. В Конституционной палате “воз и ныне там”. На каком основании и зачем там присутствует на постоянной основе представитель президента?  Надеюсь когда-нибудь получить ответ на этот вопрос.

К счастью, на КП свет клином не сошелся. Я вернулась к преподавательской деятельности. Работаю над докторской диссертацией, занимаюсь общественной деятельностью. Мы с коллегами создали общественное объединение “Школа права”, планируем широкую просветительскую
деятельность.

— Я случайно узнала, что вы писали диссертацию и у вас там есть глава, которая посвящается земельному вопросу в событиях  1916 года. Расскажите немного как этот вопрос изучался вами?

— Да, в 2009 году я защитила диссертацию на тему обычного права кыргызов. Изучая вопросы собственности кыргызов на землю и скот в конце 19 и начале 20 веков наткнулась на очень интересные материалы, которые не позволили мне обойти стороной тему восстания 1916 года. В силу обширности вопроса, могу привести только некоторые моменты из своего исследования. Теряя свои традиционные места для зимнего выпаса скота из-за принудительного изъятия земель, кыргызы вынужденно переходили на оседлость. О крайней степени отчаяния кыргызов в тот период колонизации  говорит тот факт, что в 1907 году в Чуйской долине было подано прошение от 4222 скотоводов-кыргызов о переводе на оседлое положение. Это обещало им привилегии, закрепленные за казаками.

— Вы очень активны в социальных сетях. На прошлой неделе вы заявили о создании группы “Национальный вопрос”. Что вы намерены обсуждать на этой площадке?

— Да, такая группа есть, и есть надежда, что это будет площадка для новых идей и замыслов, направленных на позитивные перемены.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.