Турсунбек Акун: «Я три года твержу, что без участия Атамбаева побег Батукаева был бы невозможен»

0
1597

В кыргызскоязычной газете на днях опубликовано интервью бывшего омбудсмена КР Турсунбека Акуна под громким заголовком «Из тюрьмы Батукаева освободил Атамбаев».

«9 апреля 2013 году Батукаев, оказывается, сбежал, – цитирует экс-акыйкатчы издание. – 10 апреля утром те министры, кто вызволил его, собрались у секретаря Совета обороны Бусурманкула Табалдиева в кабинете. Там был только один вопрос для обсуждения: как мы сообщим народу, что Батукаев сбежал. Потом, там же на громкой связи Табалдиев позвонил ко мне и попросил: «Турсунбек, ты как омбудсмен скажи, что Батукаеву оставалось жить 2-3 дня. Об этом просит сам президент». Если президент просит, так и быть, подумал я, как вдруг толпа журналистов ворвалась в мой кабинет. Я не звал их. Оказалось, что их заранее подготовили. Я и сказал, как просил президент».

В конце беседы Акун сокрушается, что после разбирательства он остался «белой вороной, виновной за то, чего не совершал». «Создали по этому поводу депутатскую комиссию, во главе с Болотом Шером. Они позвали и попросили: «Скажи только, кто тебе звонил, и мы вычеркнем из списка тех, кого надо уволить за это происшествие». Я попросил время и встретился с руководителем аппарата Данияром Нарымбаевым. Он настоятельно посоветовал никому ничего не говорить. Заверил, что они сами закончат это дело. В итоге из списка тех, кого собирались уволить, освободили от должности лишь меня. Я попытался зайти к президенту, но Данияр Нарымбаев поставил заслон», – заявил Турсунбек Акун.

«Никому и духа не хватило бы, включая Нарымбаева, Табалдиева и других министров, освободить Батукаева. Они лишь исполнители приказа Атамбаева. Теперь вот распускают слухи, что я брал взятку у сестры Батукаева за его освобождение. Если я брал столько денег ($100 тысяч – прим. ред.), то сколько получили Данияр Нарымбаев, Бусурманкул Табалдиева и другие? Почему на них не возбуждаются уголовные дела?» — задается вопросом правозащитник.

Турсунбек Акун лишился кресла омбудсмена после скандала с досрочным освобождением лидера ОПГ Азиза Батукаева и его отбытием на историческую родину – в Грозный (Чечня). Депутатская комиссия тогда рекомендовала снять с должностей несколько высокопоставленных чиновников, замешанных в махинациях со справками о смертельной болезни «вора в законе». В числе претендентов на вылет тогда значились генпрокурор Аида Салянова, ее заместитель Людмила Усманова, вице-премьер-министр по вопросам обороны, безопасности и государственных границ Шамиль Атаханов, министр внутренних дел Абдулда Суранчиев, его зам Фурхат Усенов и председатель ГСИН Зарылбек Рысалиев.

Но уволили тогда только Акуна, который с тех пор грозился взорвать «бомбу», но никак не решался открыть правду о том, кто же причастен к незаконному освобождению, а по сути, побегу криминального авторитета. За него это сделали СМИ, опубликовав интервью, где он озвучивает конкретные имена. В интервью Res Publica правозащитник подтвердил, что беседовал с журналистами и рассказал, как и кто его подставил.

– Турсунбек Акунович, почему именно сейчас вы решились дать интервью и открыть правду о событиях трехлетней давности?

– Я не давал интервью никому. Это провокация. Журналисты брали у меня интервью в 2013 году, когда я лежал в больнице, объявив голодовку. Сейчас газета это старое интервью перепечатала. Меня сталкивают с властью.

– Ваше мнение с 2013 года изменилось?

– Я не отказываюсь от своих слов. Мое мнение остается таким же. Три года прошло, я твержу, что если бы президент не знал, то побег был бы невозможен. И там не только глава государства виноват, но и все чиновники.

– Почему теперь вы говорите, что вас стравливают с властью?

– Газета, которая перепечатала мое интервью, оппозиционная. А у меня сейчас проект, я работаю с международными организациями, с администрацией президента. Сейчас мне это интервью не надо.

– Вы отрицаете, что говорили подобное?

– Не отрицаю. Но теперь я работаю с Белым домом и они на меня косо смотрят. Я защищаю права людей, работаю с президентским аппаратом, правительством, каждым министром. А тем, кто продолжает политическую деятельность, прекращают грантовую помощь выдавать.

– Каково сейчас ваше мнение о вмешательстве президента в дело с досрочным освобождением
Батукаева?

– Оно не изменилось, но что было, то было. Рана заживает, зачем ее тормошить. Я пострадал, стал жертвой этой акции под названием «освобождение Батукаева». Меня только уволили с должности, оклеветали, очернили. Я остался на улице, а те 21 человек, которые также со мной были в списке – никто из них не понес наказания. На них не возбуждали даже уголовных дел.

В 2013 году я объявил политическую голодовку и лежал в больнице 19 дней. Тогда я и сказал о роли президента, если бы он не знал или не повлиял, то такого «вора» отпустить никто бы не решился. Интервью я давал, грубо говоря, на эмоциях.

Записала Махинур НИЯЗОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.