Самсаалы Четимбаев: Об Аксы, разочарованиях, третьей революции…

0
864

«В Аксыйских событиях в селе Боспиек в 2002 году погиб мой брат Эркинаалы Четимбаев. И в поисках правды, справедливости многие из нас так и попали в политику», — рассказывает Самсаалы Четимбаев, много лет являвшийся доверенным лицом, помощником Азимбека Бекназарова. Он много размышляет над хитросплетениями политики и политиков. Очень сожалеет, что все пошло не так, как хотелось. Но еще больше переживает за то, какие сюрпризы готовит новый политический сезон.

— А вообще тогда люди поднялись в защиту Азимбека Бекназарова, как родственники или односельчане?
— Ну, во-первых, он был депутатом от Аксыйского района. Естественно, у нас было много встреч с ним. Мы знали его очень хорошо, знали его позицию. Как известно, в 2002 году Бекназаров в Жогорку Кенеше поставил вопрос об импичменте Акаеву за передачу Узенгу-Кууш Китаю. И когда его посадили, мы прекрасно понимали, что это политическое преследование. Поэтому у нас было два требования, чтобы его освободили и не отдавали нашу землю китайцам. Мы разделились на две группы — одна пошла в сторону Таш-Кумыра, а другая в Кербен. Все помнят эту съемку, когда на встречу нам вышел аким района, начальники силовых органов и начали стрелять. Погибло 5 человек. Дальше мы уже продолжали свою борьбу в поисках справедливости и наказания виновных, убивших наших близких. Это был долгий путь, как вы знаете.
— В конце концов, семьи погибших получили компенсацию?
— Только в апреле 2010 года, когда погибших в 2002 году аксыйцев причислили к батырам апреля и выделили их семьям дома.
— А до этого?
— Были социальные пособия раз в год тем, кто был ранен, им выделялись путевки, но это была скорее благотворительность. А вот политическую оценку аксыйским событиям дали только в 2010 году.
— Но Бакиева же тоже обвиняли в аксыйских событиях. В 2002 году он был премьер-министром.
— Мы об этом не знали и только после его избрания президентом в 2005 году заговорили о том, что его подпись тоже стояла за проведение операции «Тайфун» в Кербене. Бекназаров был тогда назначен Генеральным прокурором, возбудил уголовное дело по событиям в Аксы, все собирался вызвать президента Бакиева на допрос, но в сентябре его отстранили от этой должности. Так сначала затягивалось следствие, затем суды, народ измучился ожиданием, но виновные в расстреле так и не были наказаны.
— А вы спрашивали Бекназарова, почему он Бакиеву не поставил ультиматум — ведь это он привел Бакиева к власти?
— Да, это правда. Бекназаров стоял во главе движения, которое привело Бакиева. Но никто не знал, что Бакиев в 2002 году также подписывал постановление о проведении операции «Тайфун» по применению оружия против мирных демонстрантов в Аксы. А то, что, будучи Генеральным прокурором, Бекназаров несколько раз говорил, что Бакиев будет допрошен, — это точно. Но 19 сентября его ушли с работы. Я думаю, что это тоже послужило причиной для снятия Бекназарова с должности.
— Но он пошел в депутаты и очень быстро развернул новую оппозиционную деятельность, за что получил прозвище «Бульдозер революции».
— В 2005 году был КЭК (Кыргыз эль кыймылы), а в 2009 году был создан БЭК (Бириккен элдик кыймылы), где объединились СДПК Атамбаева, «Ата-Мекен» Текебаева, «Ак-Шумкар» Сариева, Отунбаева, Джекшенкулов и многие другие. В селе Арашан провели, как помнится, Курултай, где избрали Атамбаева кандидатом в президенты от оппозиции.
— Это уже было после его премьерства. Но ведь в 2007 году Атамбаев, объясняя свое согласие принять от Бакиева должность премьер-министра, ссылался на то, что страна была «на пороге гражданской войны, расколовшись на север-юг», «представители оппозиции не думали о судьбе государства и не могли выйти из дурмана личных рейтингов, хотели пойти на необдуманные действия» (Цитата Атамбаева — Ред.).
— Политики этот шаг Атамбаева оценивали по разному. Кто-то говорил, что это был согласованный с членами оппозиции шаг, другие говорят, что Атамбаев тогда предал оппозицию. Но никакого разделения на юг и север произойти не могло, это была просто политическая игра.
— А вообще, когда пришел Бакиев много стали говорить, что все захватили южане — и земли, и власть, куда не посмотри везде они. Надоели. Вы же с юга, это было правдой?
— Что надо признать, так это то, что в 2007 году бакиевские, действительно, на антимитинг Народному фронту, во главе которого стоял Кулов, привезли с юга очень много молодчиков.
— Но это политические акции были, а в обыденной жизни, среди тех, кто работает на базарах, стройках, на госслужбе, в конце концов, очень много стало превалировать южан. Вот и вы с юга поработали в правительстве.
— Ну, знаете, мы все кыргызы, и где мы хотим жить, нам никто не может запретить. Иссык-кульцы могут поехать в Баткен работать, таласцы переселиться в Нарын и так далее везде. Но политика разделения стала проводиться. У нас есть такая привычка, откуда президент, те и занимают теплые места. Это все происходит от уровня руководителя страны.
— А на самом деле проблема существует, вы чувствуете это на себе, как выходец с юга?
— Да, есть. Этим пользуются политики, особенно во время выборов. Те, кто получил власть и те, кто ее не получил, пользуются этим. Эта болезнь тянется со времен Усубалиева. Это продолжил и Акаев, когда только кеминцы и таласцы встали на ключевые посты. При Бакиеве с юга пришли. Но это должно изживаться со временем.
— Вот вы говорите, что только в апреле 2010 года аксыйцы получили моральную и материальную компенсацию. А какие вообще были надежды у людей в тот момент? Оправдались они?
— 17 марта 2010 года у «Форума» прошел большой митинг, курултай. Бакиеву были выставлены конкретные требования. Это снижение тарифов на электроэнергию, убрать 60 тыйынов на сотовую связь, вернуть государству Северэлектро, Востокэлектро, которые были переданы на приватизацию, а также остановить семейно-клановое правление и прекратить политические преследования. Но это не было исполнено и 7 апреля БЭК уже в регионах стал проводить курултаи. Мы с Бекназаровым были в Нарыне, когда на площади убивали ребят. То есть мы сами этого не ожидали. Вернувшись с Нарына, мы тут же поехали в ГУИН высвобождать Исмаила Исакова. Потом из заключения в Петровке мы освободили Булекбаева. Бекназаров с Исаковым и другими поехал на ЭлТР делать обращение к народу. Только после этого оказались на «Форуме», где уже сидели все члены временного правительства, за исключением Бекназарова. Там и узнали, что Отунбаева назначена главой ВП, Атамбаев первым вице-премьером, Сариев вице-премьером по экономическим и финансовым вопросам, а силовой блок передали Бекназарову.
— А уже 8 апреля члены временного правительства стали вскрывать банковские ячейки и мешками увозить деньги. Знал об этом Бекназаров?
— Я об этом не знаю. Так же как и вы из прессы я узнавал, что этим руководила Генеральная прокуратура, куда был назначен Байтемир Ибраев.
— А как тогда, если Бекназаров курировал прокуратуру и не знал, что там творится? Было же даже постановление Отунбаевой о выделении определенных сумм для регионов. И писали, что Бекназаров также участвовал в раздаче этих денег.
— 13 апреля 2010 года было, действительно, за подписью Отунбаевой выделено 10 млн сомов, из которых 5 млн мне передал Бекназаров и я доставил их в Джалал-абад. 1 млн сомов я передал Асылбеку Текебаеву в Базар-Коргоне, 1 млн сомов — Бектуру Асанову, остальное раздал под роспись местным лидерам на создание народных дружин для сохранения свершенной революции. Это было в момент, когда Бакиев уже находился там и возможно мог организовать людей против новой власти.
— А как так получилось, что все временщики расселись в кресла и до сих пор управляют страной, а Бекназаров как-то выпал «из процесса»?
— В 2010 году он предлагал всем соратникам объединиться и пойти на парламентские выборы одной партией БЭК, поскольку вместе это движение создавали, свершили революцию. Но почему-то все пошли по отдельности — СДПК, «Ата-Мекен», «Ак-Шумкар» и др. Это мне до сих пор непонятно. БЭК проиграла выборы. Может быть не хватило ресурсов, может денег. Но именно эти выборы были самыми честными и прозрачными. Потому что провластные партии проиграли «Ата-Журту»
— А, действительно, как получилось, что выиграла партия «Ата-Журт», их же считали бакиевскими? Не потому ли, что народ очень быстро разочаровался во временщиках?
— 7 апреля погибли люди, потом произошли кровопролитные события в июне, и «Ата-Журт» возникла на оппозиционной волне: «Если мы придем, то быстро наведем порядок. Эта власть временщиков незаконна». Так получили голоса. И на юге во время июньских событий они не попрятались у себя по домам, а были среди людей, тот же Ташиев, Кельдибеков, Садыр Жапаров, Талант Мамытов. А из членов временного правительства там постоянно находились Азимбек Анаркулович и Исмаил Исаков. Других я не видел.
— Что в те дни вы видели своими глазами? Сейчас обсуждают награждение узбека Азимжана Аскарова премией Госдепартамента США, в то время как он обвиняется в разжигании межнациональной резни в июне 2010 года. При этом, ходят разговоры, что он снимал на камеру, как сын Бекназарова Руслан разоружал военную часть и раздавал оружие кыргызам.
— Кто-то пытался очернить Руслана, говорили, что видели его с оружием в руках, но это неправда. Он, наоборот, с молодыми ребятами еще до нас отправился в Джалал-абад на подмогу к Байболову, тогда коменданту по югу, чтобы успокаивать народ.
— Пришла после парламентских выборов новая власть. Но там не оказалось места вам, команде Бекназарова. Но это ладно, полбеды, как вы говорите, а надежды на революцию оправдались?
— Конечно, нет. Вы же сами видите, все осталось на словах. Кроме того, что мы теперь парламентская республика. Но и это только на бумаге. Все решает президент. В апреле 2010 года БЭК обещал, что власть перейдет народу, будет покончено с коррупцией, прекратятся политические гонения. Ничего не исполнено. Возьмем хотя бы последний случай с Нарымбаевым. Это показало, что все решается не в судах, а в администрации президента. Так даже судебная система не стала независимой. Тогда почему свершалась революция, погибло столько ребят? Цели не достигнуты, обещания не исполнены.
— А что-то витает в воздухе теперь, ведь недовольство людей зреет? Вы участвовали в революциях 2005, 2010 гг. Не напоминает ли вам нынешняя ситуация ту, что была в то время?
— Недовольство может быть и есть, но людей одержимых изменить ситуацию я не вижу. Хотя не понимаю и того на что рассчитывают СДПК и другие провластные партии. Я вообще не уверен, что они победят на выборах. Разве что надеются на административный ресурс.
— Но административный ресурс ничего не дал, как раз наоборот в 2005 году из-за фальсификаций на выборах Акаев ушел.
— Но и «Ата-Журт», победивший на выборах в 2010 году на оппозиционной риторике, что вернем награбленное из банковских ячеек, проведем ревизию декретов временного правительства, — ничего не сделали. Люди ведь спросят. Большой вопрос, поверят ли избиратели и на этот раз оппозиционным обещаниям.
— Так может быть прав Атамбаев, что кивает на Путина, — он поможет. За счет этого держится у власти. И народ верит. Одна надежда — помощь России.
— Это уже стало предвыборной программой политиков, ссылаться на Москву. Первым делом едут туда вместо того, чтобы работать с народом. Многие говорят уже сегодня, что апрельские события в 2010 году произошли благодаря поддержке Кремля.
— А почему кыргызы не осознают, что так теряется суверенитет государства, национальная идентичность?
— Мы ленивы с одной стороны, а с другой просто перестали верить политикам. Живем, полагаясь только на самих себя.
— Однако опасения со стороны СМИ, особенно российских, все же есть по предстоящим парламентским выборам. И как многие из них указывают, немаловажную роль может сыграть дата 2016 года по проведению увековечивания памяти жертв «Уркуна». Сможет ли эта дата как-то всколыхнуть народ, заставить задуматься о своей истории, своем достоинстве?
— По идее, должна. Но я сомневаюсь, что эта память изменит сознание. Проведут мероприятия. Покушают мяса. Свалят все на Царскую Россию и успокоятся.
— Ну, хорошо. Вот в Аксы в 2002 году, вы говорите, что встали на защиту Бекназарова, потому что он отстаивал Узенгу-Кууш. А несмотря на это и Узенгу-Кууш потеряли и Каркыру казахам отдали. Нынешняя власть раздала Кыргызстан налево и направо. Гидроэнергетика, Кыргызгаз, Джеруй, связь, про Кумтор не говорю. Теперь железную дорогу собираются отдать. А что нам осталось?
— Это, да. Только на примере Кумтора очевидно, что в апреле 2010 года ребята погибли на площади зря. Обещали вернуть Кумтор, но только выступали в роли адвокатов, убеждая, что если инвесторы уйдут, то сами не сможем разрабатывать. Теперь та же картина по Джерую. Говорившего о последствиях экологической катастрофы на Кумторе, Садыра Джапарова стали преследовать, он вынужден был бежать. Вместо того, чтобы ему орден дать за его обоснование причин возможного ущерба.
— Может быть, поэтому молодежь уходит в ислам, что не верят уже никому и ничему?
— И это тоже. Если бы власть была сплоченной, не отрывалась от народа, никто бы не искал других путей.
— Выходит, что третья революция возможна…
— Если так будет продолжаться, то наш народ, спокойный с виду, в один день может всколыхнуть ситуацию. Вы же видели сами.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.